Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:47 

объясняю популярно: [DELETED user]
Моя сестра была самой странной девочкой на свете. Зато когда она выросла, все стало на свои места.
Она всегда была серьезной и любила быть одна. Часто я слышала от нее: "ты знаешь, милая" - говорила она снисходительно, "когда я была взрослой..."
Я каждый раз удивлялась, но мама уверяла, что так говорят все маленькие дети. Но Виолетта все равно оставалась самой странной девочкой на свете. Ее рассказы о том времени, когда она была большой были бесконечны. Я поражалась ее фантазии, кажется, она сочиняла их на ходу, рассказывала с таким чувством, будто действительно все пережила.
- Ты знаешь, милая - любила говорить Виолетта, - скоро будет мне жить легче, потому что я знаю, где можно ошибиться. Нелегко, но легче, чем остальным.
Я молчала и делала вид, что верила ей. Однажды я действительно ей поверила. Виолетта принесла старый фотоальбом и стала показывать мне фотографии красивой взрослой девушки, очень похожей на Виолетту. Она рассказывала про эти фотографии, говорила, что это она на них есть. Отчего-то я верила ей, мне не было страшно, что ее жизнь, словно наизнанку. Я так привыкла к этому, мне казалось это нормальным.
Я знала, в какие магазины ходила Виолетта, будучи взрослой, какой у нее был молодой человек, как звали собаку, как выглядели ее любимые туфли, по каким причинам она ссорилась с мамой, где она работала, где любила гулять. Я знала это все, и взрослая Виолетта была для меня точно такой же живой и настоящей, как моя младшая сестра.
Однажды Виолетта выросла. Она была точь-в-точь такой же красивой и чудесной девушкой, как на фотографии. В свой День Рождения, она с счастливый улыбкой сказала:
- Вот и настал этот чудесный день!
С тех пор она никогда не говорила "когда я была большой". Теперь Виолетта рассказывала мне, маме, папе, друзьям лишь " когда я была маленькой.."
Она выросла и все стало на свои места.

01:40 

Free.da
.Igni et Ferro.
... Снег холодит рассеченую бровь,
С правого бока уж капает кровь!
Тебе повезет, если рядом спасут,
А может на утро холодным найдут.

Стенка на стенку, район на район,
Снова потери с обеих сторон,
Снова в ночи металлический блеск,
Что это? Что это? Это город Ижевск...

Dent при участии проекта Ekwadra - Это город Ижевск


... небольшая заминка и я остался позади. Видел, как первые ребята врезаются друг в друга, как кого-то сбивают с ног, кто-то пролетает мимо, кто-то получает удар в бок. Вот Пашка, один из самых старых и опытных "защитников" нашего района, не обращая внимания на порез, рассекающий половину лица, выбивает из рук умника “розочку” из бутылки темного стекла, попутно ломая тому кисть. Даже на таком расстоянии мне кажется, что я слышу хруст, хотя знаю, что в такой заварушке порой не слышишь и того, что буквально кричат рядом с тобой.
Не знаю, что со мной случилось, но я только сейчас, впервые за долгое время увидел все со стороны... И мне стало страшно. Звери. Они все напоминали мне зверей. Неистовых, яростных, порывистых... И таких одинаковых в своём безумии. Я смотрел на них со стороны, постепенно переставая понимать, где "свой", а где "чужой". И впервые задумался - а понимают ли это те. кто находится там, внутри этой многорукой и многоногой толпы, где изредка мелькает под неуместно яркими лучами закатного солнца сталь. Ножи, кастеты, обрывки цепей и арматура... Если на миг забыть о том, что все они причиняют друг другу боль, на краткий миг не слышать криков и боевых кличей, то это может показаться красивым. Но только на мгновение. До тех пор, как взгляд не падает на щупленького паренька, который, наверное, впервые участвует в подобной драке... И я вдруг отчетливо понимаю, что для него она станет и последней. Станет, если никто не вмешается. Только вижу - никто.
Не успеет. Не заметит. Не захочет. Не сможет. Не узнает. Не... никто.

Жестокая кровавая бойня, в которую превратилась, казалось бы, обычная драка городских ребят, внезапно прекращается сама собой. Почти никто из них еще не понял, что же такого произошло, что заставило их всех остановиться, прежде победного конца?.. Отчего-то некоторые косятся на меня, но постепенно понимание содеянного доходит до всех, до каждого из них и вокруг упавшего щупленького парнишки, начинает образовываться круг, становящийся все шире.
А я... Мне никогда, ни в одной драке, даже в той, где мне ломали руки, разбивали голову и выдергивали суставы, не было так больно. Я всё так же стоял поодаль, смотрел на этого паренька. И внезапная мысль словно озарение - он "случайный". Ни те ни другие не признали в нём своего. Казалось, он появился ниоткуда, появился как-то сразу, неожиданно, между двумя, готовыми схлестнуться в неистовой схватке, группировками. А еще я понял, что не могу выдавить из себя ничего кроме сипа, потому что горло содрано в кровь от крика. Крика, который и стал одной из составляющих причин, из-за которой остановились все. Остановились, чтобы увидеть дело рук своих. Увидеть лежащего на песке паренька. Я смотрел на него и... Улыбался. Он даже теперь, в смерти, продолжал оставаться таким светлым и чистым, что хотелось подойти к нему, погладить по выгоревшим за лето волосам и сказать: "Ну что ты тут забыл, маленький? Вставай, беги домой, тебя заждались..."
На лице паренька застыло искреннее удивленное недоумение и немой вопрос: "Как же так?"
Но никто не сделал даже попытки приблизится к нему. Никто кроме меня.

Из чьих-то воспоминаний.

@темы: кошкины сны

16:44 

vermilion dreams
until you deny
Сегодня в Москве все тает, так что самое время объявить победителя конкурса рождественских историй.
Наши с тони такс симпатии единодушно сошлись на этой истории.
Поздравляем нашего победителя объясняю популярно:!!!
Спасибо Вам за увлекательные истории, хорошее настроение и всегда живые эмоции)
Нам очень хочется сделать для Вас приятный дизайн, поэтому очень просим поделиться идеями, предпочтениями или исходниками. Будем с тони ждать от Вас письма)

@темы: мы, Николай II, повелеваем

22:40 

объясняю популярно: [DELETED user]
Когда-то мне дали пожизненный срок. И выдвинули скандальное обвинение.
Я практически бомж. Я клею конверты на дому и ненавижу свою работу. Да и жизнь не очень люблю. Хотя справедливо было бы употребить эти глаголы в прошедшем времени.
По ночам я сидел за столом и следил за лунным дорожками, медленно проползающих мимо меня. Они ломались на предметах, текли в тени и гасли там. Я проследил за одним и встретился с Луной взглядом. Я сразу влюбился. Тысячу раз смотрел на Луну, но ни разу не видел, чтобы она смотрел на меня. Причем в тот же самый момент.
На следующее утро я проснулся человеком, искренне любящим жизнь. Я любил Луну каждое мгновение, даже когда не думал о ней, когда забывал, мир продолжал оставаться особенным. Я совсем разучился спать, ночи стали короче в тысячи раз, я успевал пару раз моргнуть - а уже светало, и она меркла. Обычно в эти минуты мне было очень страшно.
Луна несколько раз спускалась ко мне, и даже встречалась на улице днем. Каждый раз она была разной: была хрупкой девушкой, стриженной под мальчика, была женственной королевой, была деловой дамой, была красивой, была некрасивой, была серой. Я чувствовал к ней какое-то Абсолютное, Всепоглощающее чувство, отличное от того, что испытывают к женщинам. Я любил ее и тогда, когда видел в мужчинах, детях, животных, деревьях.
Однажды я понял, что она тоже любит меня. И она спустилась, чтобы быть со мной.
Через пару месяцев меня обвинили в том, что я украл Луну с неба и посадили в тюрьму навсегда. Но со мной была моя Луна.
И однажды она украла меня.
+

23:02 

Рисунки на воде

Я, по обыкновению своему, прекрасна.
Как же тошно на душе когда на улице Рождество.
Честное слово. Ну вот все идут радостные, несут пакеты со всякими сластями, улыбаются, а на самом деле думают когда же это всё закончится.
Моя семья не исключение. Только в этом году они решили встретить Рождество у моря. На самом деле туда даже никто не ходил, все сидели в номере и смотрели дурацкие ток-шоу.
Пару раз я напомнил что мы приехали к морю, но мне указали пальцем на градусник с -15 и продолжали оставаться в гостиничном номере.
Я искал как оттуда выбраться, хотя бы на минуту. Моя мечта исполнилась. Ясная сосна, Рождество же всё-таки. Соседи пригласили родителей к себе и я был предоставлен сам себе. Растерялся, а потом понял что нужно идти к морю.
Небо было серым, снега не было и весь мороз играл на моих щеках, но я уперто шел к берегу.
Море было просто черным, большая клякса с небольшими белыми льдинками.
Вода просто поглощала всё вокруг. Волны облизывали берег и я боялся подойти ближе. Когда же осмелился, то мои ботинки сразу же стали мокрыми.
Нужно уже идти обратно, иначе заболею, будут ругать.
Было ужасно обидно что вот так прошло моё Рождество. Лучше бы дома со всеми родственниками и ёлкой, чем в чужом городе, с чужими людьми и этим черным морем.
Я уж думал пореветь, но тут меня кто-то сильно дернул за куртку: возле меня стояла маленькая голубоглазая девчушка и махала мне рукой.
— Я тебя и так без проблем вижу, прекрати махать, - сказал и сам удивился, зачем хамить то ребенку.
Она не обратила внимания на мои слова и продолжала махать, а потом схватив меня крепко за руку потащила за собой, при этом она бубнила себе под нос:
— Ну вот что ты такой противный. Машу, значит, надо так. Пойдем, сейчас я тебе всё покажу. Вот все вы такие мальчишки пустоголовые, я вам говорю-говорю, а вы всё мимо ушей. Вот я тоже говорила Джерри, что собаку нужно купать собачьим шампунем, а он помыл её кошачьим. И знаешь что случилось?
Она так резко обернулась, что я даже не понял что вопрос был обращен ко мне.
— Нет.
Тяжко вздохнув, как взрослая, умудренная опытом женщина, она схватила меня ещё крепче за руку и продолжила:
— Собака перестала быть собакой. Это теперь - черт знает что. Так мой дядя всегда говорит. Смотри, здесь я рисую рисунки на воде.
— На воде нельзя рисовать.
— Это ты просто взрослый и глупый.
Я согласился, ну мало ли.
— Вытяни шею и посмотри сверху, там всё видно, - она вытянула шею для примера и начала что-то рисовать на песке.
Я как дурак вытянул шею и посмотрел сверху. С такого ракурса это действительно выглядело как рисунки на воде - набегала волна, смывала всё и казалось что именно внутри неё находится сам рисунок.
— Это просто иллюзия.
Я повернулся уходить, а девченка обогнав меня закричала:
— Просто ты балбес и не веришь в чудеса. Мои родители тоже не верят, сидят в отеле и празднуют как дураки, а здесь море. - и она разревелась.
Я понял что она дочь наших соседей, мне стало стыдно, что не поддержал её. Ведь она такая же как и я, брошенная у моря.
Мы пошли купили чая в лотке, она достала огромное гостиничное одеяло с рюкзака и мы смотрели на море. Пошел снег и оно начало утихать. Его укрывали теплым одеялом и море уже не хотело жаловаться и метаться.

Это было теплое Рождество, хоть и у холодного моря.

@темы: рождественские истории

17:24 

vermilion dreams
until you deny
Upd: все так неприлично затянулось, вы извините.
Историй просто ну очень мало, так что мы в растерянности. Давайте так: до конца зимних праздников, т.е. до 10 января, все проснувшиеся могут еще поучаствовать в конкурсе. А все ленивые могут хотя бы помочь нам с Тони выбрать победителя, откомментировав понравившиеся истории.



Вот и началась зима, а значит самое время для новогодних конкурсов!
Предлагаем всем поздравить друг друга с наступающими праздниками.
Итак, как все это будет происходить:
- каждый желающий пишет небольшую рождественскую историю и дарит ее участникам сообщества.
под историей можно оставить и свой адрес, спрятав его под кат.
не забываем проставлять тег " рождественские истории", чтобы мы с тони знали, кто участвует, а кто просто опубликовал историю.
- все любители этого автора могут выразить свои симпатии, лаффки и благодарности в комментариях. либо же при наличии адреса, получают исключительную возможность отправить любимому автору поздравительное письмо, открытку или подарок.
- мы с тони такс выбираем самую-самую историю и вручаем автору подарок!


скорее всего, это будет рождественский CSS-дизайн,
который мы с тони сделаем со всей любовью.


Сразу отвечу на вопрос "А вот кому-то отпрявят много открыток, а кому-то ничего, нечестно! Что делать?"
Вот правда, не знаю. Отлично понимаю, что каждому хотелось бы получить хоть пару поздравительных строчек, но мы же не можем заставить кого-то проявить симпатию, если этой симпатии не имеется.
Могу только призвать всех не сдерживать свои положительные эмоции и благодарить авторов, чьи истории вам приглянулись. Ведь не обязательно отправлять посылку, можно просто письмо. Или в интернете написать несколько добрых строк и накалякать приятную картинку в фотшопе или даже пэйнте. Ну не сложно же совсем!

Кстати, насчет эмоций отрицательных. Если кому-то хватит ума кого-то обидеть в праздничный месяц - сразу к высшей мере наказания.

Хочу сразу предупредить насчет посылок: их доставляют только на паспортное имя, никаких псевдонимов. Отправители, вам потребуется паспорт, чтобы заполнить бланки на почте. Получателям же паспорт нужен, чтобы тетечка на почте могла сопоставить имя на посылке и в документе. Не забывайте документы, чтобы не бегать на почту дважды!


Вот еще, один из победителей прошлого конкурса так и не отправил мне адрес. Если он еще здесь обитает, пусть напишет мне на ю-мэйл.
запись создана: 01.12.2010 в 17:04

@темы: мы, Николай II, повелеваем

20:38 

объясняю популярно: [DELETED user]
Дед рассказывал мне об известном певце своего времени - Теодоре, а я просила рассказывать снова и снова, в надежде, что он проколется на каком-нибудь моменте и признается наконец, что сам все выдумал. Но он каждый раз оказывался либо ловким, либо говорил правду.
В те времена, в каждой второй комнате подростка можно был найти хоть один плакат на стене с тем человеком, как только он появился, о нем заговорило полмира. Непонятно было, отчего, потому что ничего нового он в историю музыки не привнес, музыкального образования у него не было, тексты песен были посредственными. Но дедушка каждый раз восторженно приглушал голос, утверждая, что это был великий человек, что может, был он даже от дьявола или с Луны, что в наше время даже аналогов не найти, чтобы привести в пример.
На его концертах не обходилось без обмороков и даже сердечных приступов, в основном, у женщин. Они объясняли это магическим воздействием его голоса на нервную систему, но многие считали, что они просто не выдерживали его красоты. Ходили слухи, что владельцы модельных студий так и охотились за ним по углам с сачками.
Пресса взрывалась от обилия эпитетов, посвященных облику признанного людьми красавца, у ларьков бывали драки из-за последнего экземпляра газеты или журнала со статьей о нем. К пластическим хирургам приходили сотнями люди обоих полов, сжимая его снимок в ладонях.
Впервые слушая этот рассказ, я внимала этой части с воодушевлением и замиранием сердца, а оказалась она была едва ли важна. Оказалось, что действительно всколыхнул он сердца людей, когда случайно открылась маленькая тайна. Это случилось, когда невероятному красавцу случилось в нетрезвом виде пустить интригующий слушок, что поет не он. Слушок расползся со скоростью звука. Ближайшее окружение звезды пыталось замять ситуацию, но никто не мог успокоиться.
Дед говорил, что существует несколько версий того, как до зевак дошли новости о том, что красавец поет "под фанеру" и является не тем, за кого его принимают. Кто-то говорил, что его сбила машина, и пришлось-таки заменить «оригиналом», в какой-то газете писали, что у него случился приступ шизофрении, и его пришлось положить в больницу.
В итоге публика добилась возможности увидеть настоящего обладателя голоса. Этот день стал чем-то вроде природного бедствия, многие лишились близких. Теодор оказался внешне страшным, отталкивающим. Это был альбинос с ярко выраженной асимметрией лица и пугающе узкой костью. И этот человек оказал очень странное влияние на людей. Когда он запел, многие начали задыхаться и плакать, сходить с ума, десятками выносили лишившихся рассудка, которые благоговейно шептали, что не видели человека прекраснее, притягательнее, что не хотят жить, не видя его каждый день.
У нескольких людей случились инфаркты, кто-то падал в припадке, крича, что умирают от любви. Из тысяч людей, осталось меньше сотни тех, кто отделался легким потрясением. Дедушка не мог мне объяснить, что испытывал, сказал, что лишь смутно помнил, то певец обладал каким-то страшным магнетизмом, что вызывал такое восхищение, от которого болело сердце и перекрывало дыхание, хотелось плакать, кричать.
Потом этот человек бесследно исчез, может быть уехал куда-то, дедушка думал, что вернулся на свою планету, а может быть умер.
На продюсеров обрушивался шквал вопросов еще в течение полугода, в какой точке мира они бы не пытались скрыться. Тысячи раз они давали полиции, журналистам, врачам и простым зевакам на вопрос, почему же они "совместили" двух людей, ведь один принес бы им небывалый успех, ответ: " Мы не знали, что так получится, даже не подозревали. У нас был на примете невероятно красивый человек и урод с неплохим голосом. Мы хотели сделать успех на внешности безголосого красавца".
Напоследок, дед всегда убежденно говорил, что знакомый профессор, врач говорил ему, что альбинос был болен чем-то. "Хроническая харизма с возможностью обострений" вроде называется.

+

23:57 

сказка

Дэйзи собралась в путь. Она положила в корзинку зимний пирог из вьюги и треска поленьев в камине, горшочек с вареньем и завернутый в блестящую бумагу подарок; надела деревянные башмаки и светлый чепчик. Махнула рукой старому дому и вышла на присыпанную снегом дорогу, бегущую к лесу.
Какой светлый вечер! Как красивы хрупкие сахарные ветки, покрытые инеем!
На деревьях развешены пряники и марципановые ангелочки. Белки держали в лапках чашки и впологолоса пререговаривались. Дэйзи вздрогнула от неожиданности, когда к ней подбежал заяц с чайником - не угодно ли даме горячего ягодного отвара?
Прелестно, ее еще не называли дамой! Ее щеки зарделись, она прислонилась к дереву, отхлебывая горячий напиток маленькими глотками.
Скрип дверей в лесу, она прислушалась, - это эльфы разбредаются по домам, что бы за столом поднять бокалы с клюквенным вином.
Какая-то белка стряхнула снег с ее воротника, указала хвостом на глубокое небо и теплый лунный свет - время идет, поторопись!
Дэйзи кивнула, подхватила корзинку и побежала дальше, в самую глубь леса. Там, в маленьком домике, уже пахло елочными игрушками и пряностями.
Она остановилась перед входом. Подняла руки, чуть прищурилась, пытаясь отогреть в ладошках замерзшую луну. Та будто и засияла ярче, чуть виновато улыбнулась и Дэйзи улыбнулась ей в ответ.
Она отворила дверь и вошла. Старая Сказка - забавная старушка в клетчатой юбке и с очками на носу - сидела у огня. Вокруг нее полукругом расположились дети: старушка рассказывала свою последнюю историю. С последним словом и первым ударом часов она растает в воздухе, и тогда Дэйзи вытащит свой подарок, развяжет ленточку и из коробки вылетит самое лучшее, что она собрала за весь год. Пирожки, улыбки, леденцы на палочке, лимонные дольки в сахаре, мягкие игрушки, книжки с картинками, дагерротипы, письма с душистыми чернильными буквами, мыло с маслами, воздушные шары и прочее простое волшбество.
Пусть оно попадет и к вам в новом году.


@темы: рождественские истории

03:36 

покричи для меня


Я превратился в волка, а потом бежал, бежал так быстро, как только мог. Мои ноги стали сильными, руки покрылись жесткой серой шерстью. Клыки заострились, челюсть выдалась вперед. Я чувствовал свое горячее дыхание, влажные капельки на верхней губе, слизывал их шершавым языком. Теперь я мог видеть в темноте даже лучше, чем в светлое время суток. Я замечал любое движение, слышал все, что происходило у меня за спиной – взмах крыльев птиц, шум автострады за лесом, даже мышей, копошившихся под слоем прошлогодней листвы и снега.
«Поиграем?»
Ей было около года, она была очень красивая, эта девочка. На кончиках ушей белые отметины – ровные кругляшки, будто бы кто-то специально нарисовал их кисточкой. Она лежала неподалеку, а потом встала и подошла ближе, слегка коснувшись лбом моей груди. От нее приятно пахло.
«Давай»
Мы побежали. Сначала вдоль дороги, а потом свернули к полю. Мне нравилось там играть, потому что я мог видеть далеко вперед, лапам было свободно. Морозный воздух щекотал нос. Я смотрел наверх, там светила полная луна. Луна была самым прекрасным, что я когда-либо видел в жизни.
Мы немного поиграли в догонялки, потом повалялись в сугробе. Она все время смеялась. Ее шерсть стала мокрой, на ресницах замерзли крошечные снежинки.
«Пойдем туда? Хочу есть»
«Пошли»

Мы спокойно вернулись к дороге, теперь нужно было держаться строго левой стороны до первого перекрестка. Мы остановились на минуту, смотря на проносящиеся мимо огромные автомобили. Наш путь лежал к огромной свалке у окраин города, там всегда можно было найти что-нибудь интересное. До этого места оставалось всего несколько километров, я хотел поскорее добраться туда, поэтому совсем немного отдохнув, мы снова побежали.
Она сразу же начала разрывать лапами полиэтиленовые пакеты в поисках чего-то съедобного. Я ей помогал. Мы нашли свиные кости и перекусили.
«Теперь ты хочешь пойти домой?»
«Я все еще голодна»

Я кивнул, остался лежать на прежнем месте, а она снова начала рыть. Это продолжалось около пяти минут, мои глаза слипались, хотелось спать, но я все равно смотрел на нее, она была очень красивая.
Вдруг она перестала копать. Я подумал, что она устала, и решил помочь.
Она сидела ко мне спиной. У ее лап виднелось что-то темное - черный мусорный мешок, почти полностью вмерзший в землю. Когда я подошел, она попыталась оттолкнуть меня.
«Я хочу домой. Пойдем домой»
«Ты что-то нашла?»

Она зажмурилась, уткнулась носом мне в плечо.
«Тебя»
И я увидел, что там было, в этом мешке. Это был я. Только не такой.

И я побежал, побежал так быстро, как только мог.
Я бежал и бежал, бежал и бежал, пока в лапах не кончились силы.

+

@темы: пентеракт

14:12 

тигр-тигр, жгучий страх
они всё-таки будущие лётчики, а у меня цветы.
Почему-то по мере приближения новогодних праздников становится всё больше недовольных и суетящихся. Тех, кто не купил подарки, тех, кому негде и не с кем отмечать. Тех, кому не надо ничего дарить и тех, кто носится по магазинам, ничего не успевая.
Не скажу, что я не отношусь к таким людям, нет, я, отчасти, точно такая же.


Но в прошлый четверг я пошла на серьёзный разговор с дорогим мне человеком. Увидев её, я сразу поняла, что неспособна на какую-либо дискуссию. Пару минут мы просто молчали и глупо улыбались, глядя друг другу в глаза, а затем я протянула ей мизинец -мирись-мирись и больше не дерись. Мы обе всё поняли и на душе стало легко и волшебно. Сегодня я подарю её большое письмо, в котором поблагодарю за всё то, что нас связывает.

Но в эту среду мы обошли с другом всю Мегу в поисках подарков. В итоге мы оказались владельцами двух синих собак-неунывак из Икеи и купона на бесплатный пончик.
Сытые и довольные мы вышли к остановке бесплатного автобуса. А там вечер, оранжевый свет фонарей, рождественские песни по радио и падающий крупными хлопьями снег.
И два дурака замерли, задрав головы и открыв рот. Мы ловили снежинки и пели "лэт итс сноу, лэт итс сноу", он вспоминал Гринча, похитившего рождество и я стряхивала снег с его кудрявой рыжей головы.

Но вчера мы шли с подругой и вдыхали морозный воздух, вкупе с мальборо лёгкими. И делились всем тем, о чём хотелось рассказать уже давно, но всё как-то, что-то.. Я угостила её фисташковым мороженым и мы искали мне новый календарь.

Казалось бы, самые обычные случаи, которые происходят со всеми, так или иначе.
Но есть что-то неуловимое, объединяющее все происходящее - новогоднее волшебство.
Именно благодаря ему мы миримся с друзьями - ведь нельзя же взять и навсегда поссориться с самыми близкими людьми?
Именно благодаря нему мы не мёрзнем в минус тридцать - ведь нельзя же замёрзнуть и заболеть, когда на носу чудеса?
Именно благодаря нему я пишу эту странную запись - ведь хочется передать вам всем хотя бы часть того тепла и волшебного счастья, в котором я живу и которым дышу.

С наступающим!

@темы: рождественские истории

19:17 

Невыносима мне легкость бытия, внутри Хиросима, а снаружи тополя. (с)
Как-то так получилось, что этот Новый Год я праздную одна.
Большинство знакомых обременено семьями и им совсем не нужна такая вольная птица, как я. И лишь некоторые из близких друзей, видимо, полагая, что мне грустно приглашали к себе.
Но я неизменно отказывалась. Зачем портить замечательным людям праздник?
Тем более мне совершенно комфортно с моим одиночеством. Оно давно уже стало верным спутником жизни, и избавление от него даже на короткий срок приносит неудобство. Слишком уж я срослась с ним.
Но сейчас, когда я сижу перед украшенной елкой, мне становится неуютно.
Что я сделала действительно хорошего в жизни? Любила ли кого-нибудь по-настоящему? Жила ли вообще?
По щеке бежит предательская слеза. Нет, плакать я не буду… лучше… лучше позвоню кому-нибудь.
Лихорадочно хватаю телефон и набираю номер наугад.
Длинные гудки сменяет неожиданно радостное: «Алло!»
- Мне одиноко, пожалуйста, спой мне в трубку.
Тишина на том конце провода. А затем словно гром среди ясного неба:
- В лесу родилась Ёлочка, в лесу она росла… - голос девушки убаюкивает. С каждым словом детской полузабытой песенки грусть отступает.
- С-спасибо, - почти беззвучно бормочу я.
- А знаешь, что? Приезжай к нам праздновать!
- Зачем? – испуганно.
- Просто так! Учти: никакие отговорки не принимаются! Записывай адрес!..

Каждый человек достоин своего новогоднего чуда =) И я верю, что оно положит начало не менее чудесному году.

@темы: рождественские истории

23:55 

заморыш Седжал
это весело. в какой-то степени.
— Мммне хххолоддно... — мальчик стоял, обняв себя руками и пританцовывая на месте. Он поднял на Джемму жалобный взгляд и она выругалась.
— Черт подери, Алекс! — она едва сдерживалась, чтобы не ударить его, — Можешь ты, наконец, заткнуться и не портить мне своим гребаным нытьем рождественское, мать его, настроение!
Алекс зажмурился. Он старался ни в коем случае не заплакать. Они стояли на автозаправке уже целую вечность, но их так никто и не подобрал. Алекс не чувствовал ног, он не чувствовал рук, не чувствовал ушей, он чувствовал только пальцы, по которым будто кто-то долго-долго колотил молотком, они болели, они кричали о том, что нужно скорее бежать в тепло. Джемма харкнула на асфальт комок слизи.
— Блядство! — она топнула ногой и огляделась по сторонам, — неужели мы с тобой никому не нужны в это рождество, а?
Она потрепала Алекса по голове, и его зубы громко стукнулись друг о друга. Он уже не мог говорить. Он только шмыгал носом и старался не заплакать. Джемма была злая и дышала паром. Она нарядилась в честь праздника, как она выразилась, в свое лучшее тряпье. Она была похожа на кинозвезду — длинные вьющиеся локоны ярко-рыжего цвета, темно-коричневая помада и густо подведенные глаза. Джемма была красивая. Она была похожа на их с Алексом маму. Только мама была добрая, а Джемма почему-то была злая.
— Танцуй, детка, я вижу грузовик!
Алекс повернул голову. Он увидел ослепляющий свет фар, свет означал тепло. Алекс вытянул перед собой руки, будто ожидая, что они согреются о холодное сияние лампочек.
— Какого черта ты вылупился, пошли скорее, клиент ждать не будет! — Джемма больно схватила его за локоть и потянула в сторону машины.
Алекс увидел мужчину, вылезающего из грузовика. На нем была меховая шапка и дутые штаны. Алекс тоже захотел дутые штаны, потому что был уверен, что в них ему будет тепло и он сможет чувствовать свои ноги. Джемма щебетала с мужчиной, а Алекс смотрел на огоньки вдали. Огоньки двигались, образовывая причудливые узоры, он прищуривал глаза, чтобы огоньки разрослись, стали огромными, как апельсины. Мама часто покупала им с Джеммой апельсины, и они ели их на завтрак и иногда просто так. Алекс больше ни разу не ел апельсины после того, как их мама умерла. Джемма покупала только гамбургеры, пиццу и картошку фри, а когда Алекс просил купить ему что-нибудь вкусное, она сильно била его по губам и велела заткнуться. Алекс практически примерз к земле, он уже ничего не видел, кроме огромных ярко-оранжевых огоньков, он слышал голос сестры, которая пыталась уговорить мужика в меховой шапке и дутых штанах взять Алекса с собой в грузовик, но мужик почему-то отказывался.
— И катись ты к черту! — закричала Джемма и поволокла Алекса прочь от грузовика. Ноги не слушались мальчика, они будто больше не принадлежали ему. Он споткнулся на ровном месте и упал носом об ледяной асфальт. Джемма выругалась. Она подняла его за шкирку и поволокла прочь. Алекс заплакал. Он чувствовал, как болит его нос, чувствовал, как горит все его тело, как холод пожирает его, как он весь в крови, абсолютно весь, как герой фильма ужасов, попавший в мясорубку. Джемма остановилась.
— Эй, парень, у тебя же кровь идет, — она села перед ним на колени и, достав из кармана вкусно пахнущий носовой платок, принялась вытирать лицо Алекса.
— Яяяя, ххочч... яяяя, ххххочу к... мамме, — Алексу мешали говорить стучащие зубы, сведенные скулы и комок в горле. Он плакал и чувствовал, что сейчас получит за свою слабость от сестры, которой тоже пришлось несладко этой ночью.
— Эй, малыш, — голос Джеммы дрожал, она обняла Алекса и прижала к себе, — эй, все в порядке. Я сейчас отведу тебя домой. Мы пойдем домой и будем смотреть мультики всю ночь, хочешь? Я куплю тебе рождественский пудинг в круглосуточном, ладно? Не плачь, эй.
Алекс смотрел на нее и моргал. Он перестал плакать, зато теперь плакала она. Плакала и говорила. Быстро-быстро говорила.
— Я тебя люблю, правда. Я не знаю, что бы я без тебя делала. Все не так плохо, правда ведь? У нас есть немного денег, помнишь я отложила на противозачаточные, и к черту эти противозачаточные, мы с тобой сегодня будем кутить, ведь так? Купим подарки и устроим настоящее рождество, как раньше. Чего ты хочешь на рождество, малыш?
Алекс смотрел на нее, стараясь выбрать между миллионом вещей, которых у него не было.
— Я... апельсины и... — непослушными губами он старался выговорить слово, которое слышал от Джеммы тысячу раз, и уже запомнил наизусть — противозачаточные.

22:45 

Alma dicet

искры магии в крови
Незримыми летают призраки, переплетают нити и тревожат сон...
- Что?
- Не переспрашивай, ты слышал...
- Да, ну, конечно... - парень рассмеялся. - Ты меня почти убедила. У тебя талант, театр - это точно твое. Мда...
- Доминик, я серьезно. Я их вижу, и хочу чтобы ты знал...
- Все, все, сдаюсь... - парень все не унимался.
Козетта и Доминик стояли во внутреннем дворике Сорбоны. Дождя пока нет, но холодно. Маленький вихрик, юрко пробравшийся с набережной через стены и двери, звучно шуршит листьями каштана. Стрелка часов словно тень, только слишком упрямая, тянется к шести часам вечера. Вот, уже почти...
- Прекрати. - Козетта приложила руку к губам и отвернулась, пытаясь в очередной раз собраться с мыслями и унять наростающую дрожь. - Я. Тебя. Не разыгрываю.
Надо говорить четко. Вдох. Le battement du cœur. Удар сердца. Выдох. Еще удар.
- Я вижу их, мне кажется, что я читаю каждого, словно книгу, это...
Смех стих.
- Что прости? - Доминик натянуто улыбнулся, потирая лоб.
- Не смотри на меня так, я не сумасшедшая. - девушка встряхнула головой, стараясь улыбнуться.
- Я этого, - опровергающе сотряс пальцем перед лицом, - не говорил.
- Я только прошу, выслушай меня.
- Уоу, все...c'est assez!, ça suffit! - он поднял руки вверх, словно сдавшийся.
Сдавшийся слишком рано.
Он еще раз взглянул на Козетту. На него смотрели пронзительные светлые глаза, немного напуганные собственной решительностью.
Только дослушай.
Доминик небрежно прыснул, схватил сумку с лестницы и ушел. Убежал.
Она осталась стоять на пустеющем дворике. Поникла голова, плечи, кисти рук.
Иногда, сознание, просто не готово что-то воспринять. Все покрывается призрачной пеленой, изображение плывет перед глазами. Может быть даже не от слез.
Но сдаваться нельзя. Нет. Alma dicet. Душа говорит.
В голове все плывет, переворачивается. Бешенная энергия начинает подниматься изнутри. Нельзя было молчать, слова бы стали душить. Ослепительная волна света начинает разливаться по телу и что-то рушить внутри, с дикой болью. Режущая боль сковывает все тело. Просто нельзя вырваться. Только этот Свет.
Вдох. Удар сердца. Выдох. Еще удар.


Я стряхну пепел с твоих ресниц. (с) Cosetta

00:56 

Иногда я просыпаюсь такой. И рассказываю истории будущего.

flammea viscus
Пока еще моя обнаженная кожа помнит зной и грязь…
…И люди тогда разделились на стаи. Стаи очень быстрых бешеных псов; вечно голодных, жаждущих смерти. Они передвигались слишком грязно, угловато, большинство были не белыми и принадлежали к самым разным этническим группам или их помесям.
Питер. Небольшой по сравнению с остальными район заводского типа, где совершенно невозможно укрыться от зловония разлагающихся тел.
Нужно постоянно двигаться. И никогда – одному. И всегда – без оружия. Только если ты достаточно ловок, можешь позволить себе спицы или кислоту. Но ведь они… тоже самоубийцы.
Власти уже давно не стало. Я делала все, чтобы заставить своих убраться отсюда. Не знаю… быть может, в более безопасное место. Меня любили, возможно, настолько, что даже не пытались спасти. Тогда я знала, что контроль потерян, а значит – нужно идти хоть зачем-то. Те немногие, кто не был с большинством, почти все теперь забиты насмерть. Эти твари ходят с тяжелыми битами и палками, усыпанными гвоздями и другой колюще-режущей атрибутикой.
Эпизод.
Пустующий теперь дворец… Я подхожу к своей покровительнице и спрашиваю "неужели это все, почему она молча сидит на этом усыпанном камнями парапете, почему под тенью зрачков я вижу безнадежность и безразличие?" Лишь однажды она ответила: "Вы сами меня сюда возвели". Подошла женщина в белой накидке. Помню, как часто она меня ублажала, проводя целые сеансы не только обезболивания. Она отвела меня…
До.
Мы с тобой и сотоварищами выбежали на платформу станции метро. На мне вдруг красные лаковые туфли. И мы вдвоем, почти танцуя, пробегаем по этой платформе. Еще до этого ты говорил с моей матерью, и сейчас она хочет сделать пару наших снимков, но у нее не получается. Мы все стоим и ждем… Но не поезда, нет. Явления какого-то будто… Передо мной проезжает девушка в инвалидной коляске, очень продвинутой коляске – ниже пояса я вижу только напичканный электроникой куб на колесах. А девушка-то весьма подвижна – она остановилась у самого края платформы спиной к рельсам. Я вежливо предложила ей отодвинуться…
Назад.
….Она отвела меня и тебя в наполненную паром ванную. Некий ритуал или слияние должны были произойти. Вследствие событий я вся непривычно неловкая, дрожащая. Твой взор затуманен. И только она – женщина – умело орудует. Велит снять туфли и встать вместе на разогретые плиты. Сконцентрироваться. Она торопит нас.
Эпизод.
Подворотня. Грязный, закопченный людским потом, переулок. Там то ли разграбленное убежище нашей группки, то ли лежит что-то, что необходимо забрать. Но сначала приходится пройти пустырь и маленький парк. Грунтовые дорожки и насыпи. Солнце садится медленно, нарочно желтым светом. Я веду за руку девочку, подгоняя ее. Я, кажется, должна беречь ее… Как только мы свернули в парк, возникает очередной из Покровителей. Объясняю ему, почему мы должны уйти. Мутное это дело – объяснять им такие вещи. Он говорит, что безопасности мы уже не найдем. Обнадеживает, несомненно. Смотрю за его плечи: трое из тварей напали на девушку в синем тренировочном костюме. Она отбивается, используя свои знания единоборств, но ей успевают переломать дубиной верхние позвонки.
Мы втроем, пока втроем, сворачиваем на другую дорожку. Идем быстро, переговариваясь едва только мыслями. Покровитель сообщает, что другие районы, особенно с однотипными высотками, тоже не безопасны; эти твари – чума. И мы должны маскироваться, пока их – людей – не останется с пару десятков; затем отойти под земли в лесах и ждать. Ждать, возможно, очень долго. Перед поворотом в тот самый переулок Покровитель укрылся за стеной, хотя мне показалось, что исчез.
Темно. Из дверного проема выбитой двери брезжит свет. Внутри на батарее висит тряпье, а подле батареи сидит темнокожий парень; сидит, положив руки на колени, опустив меж ними голову. Я проскальзываю за дверь. Благо она раньше той, где свет и парень. Это ведь один из них, но почему он один?… Видимо для него уже не осталось жизни. Они ведь тоже… самоубийцы. Но почему же он сидит здесь один… Мой внутренний радар выдает зашкаливавшую вибрацию, спектр волн значительно более густой, чем в местах скопления таких как этот подросток.
Комната, в которой мы оказались, более походила на кладовку. В темноте мои глаза находят на столе хирургические принадлежности. Едва различимым шепотом сообщаю девочке: "Мы берем быстро, не двигаясь с места и очень быстро выбегаем из проулка. Или просто убегаем. Выбирай?. И, едва только шевеля губами, девочка отвечает мне: "Засекла" Он проскользнул и встал за стеной". Я – мертвыми от усталости и отчаяния губами: "Покровительница встретит его с другой стороны". Это я вижу другую сторону. Но сознание едва теплится и другая сторона не_там…. А пришедший с нами Покровитель, я была права, исчез. Боль кислотой обожгла мою кожу…

21:52 

Маленькая Нина сидела на широком подоконнике и рисовала на оконном стекле. Рисунки таяли, исчезали на глазах, но она продолжала рисовать. "Вот улыбка... А вот и цветы..." - думала она про себя. Потом она потянулась и взяли лист бумаги с карандашом и начала выводить письмо печатными буквами: Дедушка Мороз! Спасибо за все твои подарки на другие новые года. Я знаю, в этом году ты обязательно опять подаришь мне то, что я хочу… Девочка задумалась: "У нее будут большие глаза... И от нее будет вкусно пахнуть..."
***
На крыше дома сидел седобродый старик. Он напряженно всматривался вдаль, явно кого-то поджидая. Вдалеке замаячила маленькая точка и стала постепенно увеличиваться, превращаясь в женский силуэт. Семеня по скользкому тротуару, торопливо шла молодая женщина. Она куталась в белый пуховый платок от настоящего новогоднего мороза. Старик, узнав ее, довольно ухмыльнулся в свою седую бороду.
***
В большой светлой комнате было очень шумно. Ее наполняли детские голоса, и смех, и топот. Дети наряжали елку. Они залезали на стулья, друг к другу на плечи, если хотели добраться повыше. Строгие воспитательницы ушли пить чай, и оставили их одних, строго-настрого приказав вести себя прилично. Поэтому детям представилась полная свобода действий. Красные, синие, зеленые шары смешно отражали детские лица, одни мальчики помогали девочкам вешать шарики на елку, другие дергали их за косички... Всюду мелькал "дождик" и разноцветная мишура. Некоторые детки, высунув от старания кончик языка, с энтузиазмом вырезали снежинки из бумаги и лепили их на окна комнаты. Стояла атмосфера наступающего праздника.
***
Нина несмело вошла в комнату, прижимая к груди рисунок. Дети обернулись и закричали: - Нина пришла, Нина! - Нина, иди к нам, давай вместе елку наряжать! - Нина, смотри, нам на самую верхушку осталось звезду нацепить! - Давай, ты же у нас смелая, давай ты повесишь! Маленькая Нина радостно заулыбалась, ее окружили мальчики и девочки. Они живо побежали в другой конец комнаты все вместе подтащили к елке стол. А не него водрузили стул. Несколько мальчиков залезли на стол и крепко держали стул за ножки, а Нина держа в руке елочную верхушку, забралась на него. Она встала на самые носочки, но ей все равно не хватило роста дотянуться до самой верхушки елки. - Я не достаю! - Нина, давай, мы знаем, сможешь! Нина, Нина, Нина! - кричали дети наперебой. Вдохновленная поддержкой ребят, она еще раз потянулась к вершине елки.
***
Седобродый старик продолжал наблюдать за молодой женщиной. Она была уже совсем близко к тому дому, на крыше которого он сидел. "Успеть бы до полуночи!... Успеть бы..." - думала женщина. Она с силой потянула дверь на себя, влетела в здание и прислушалась. Внутри царила полная тишина. Только где-то вдалеке раздавался шум. Она, еле сдерживая слезы, пошла на него, срывая с себя по дороге шарф, платок и варежки, нервно запихивая их в сумку.
***
Нина почти смогла водрузить звезду на верхушку елки, как вдруг дверь в комнату распахнулась. - Венера Федоровна пришла, пришла! - Ой сейчас нам и влетит... Нина испугалась и выронила звезду из рук. Трах! - и она разлетелась на мельчайшие осколки по всей комнате. Но в дверях стояла не воспитательница. Молодая женщина, покачиваясь, стала медленно походить к елке, из ее больших добрых глаз текли слезы, и она лепетала: "Нина... Ниночка моя..." - Нина, ну что ты наделала! - Ну вот, теперь елка останется без звезды! - Нина, Нина, самая смелая... Те, кто не обвинял маленькую Нину в том, что она разбила игрушку, с любопытством смотрели на молодую женщину. - Мама?.. - тихо сказала Нина Женщина улыбнулась: - Мама.
***
Седобродый старик смотрел в окно прямо к маленькой Нине. Она сидела на новом подоконнике и выводила письмо печатными буквами: "Дорогой дедушка Мороз! Я верила, что ты сможешь исполнить мое желание. Мы вместе с мамой уже купили мне большую куклу. Она мне сказала, что это ты ей сказал, что я хочу куклу. Но ты же знаешь, что я писала тебе о маме. У нее правда большие и добрые глаза. И от нее очень вкусно пахнет. Я знаю, что она пошутила. Ко мне уже приходили другие тети и хотели меня забрать, но я не забиралась. Я хотела свою, настоящую маму. И теперь мы вместе. Спасибо тебе, дедушка." Нина улыбнулась, подышала на стекло и нарисовала забавную рожицу. Она очень быстро исчезла. Седой старик читал это письмо и улыбался в свою окладистую бороду. Потом он лихо запрыгнул в упряжку с тройкой белых коней и подстегнул их с задорным улюлюканьем. Вскоре звон колокольчиков затих вдалеке.

@темы: рождественские истории

21:27 

объясняю популярно: [DELETED user]
Известно ли вам, что рыбы - очень законопослушные существа? Единственное что, покорны они лишь своим властям, о людских не было и речи.
Я не могла бы подумать, что это правда, что у рыб вообще есть какие-то правила, какая-то система, законы, культура. Хотя, впрочем, культур у них и правда никакой. Моя дальняя родственница. рассказала эпизод из жизни своей пра-пра-пра и еще раз двадцать прабабушки, именуемой Анисией. Имя конечно странное, но и времена давние.
В те светлые времена, рыбы - были самыми распространенным домашними животными, наравне с теперешними кошками и собаками. У кого-то жили маленькие рыбки в аквариуме, у кого-то ленивая камбала в ведре. Существа он были очень привязчивые и импульсивные, естественно, многие хозяева давали им имена. Часто, во дворах можно было встретить людей, чинно выгуливающих рыб, кто-то просто хвастался, шагая с ведром в обнимку, кто-то выводил своего питомца пощипать траву ( да-да, рыбы были очень разнообразны).
В общем, существа они были наимилейшие, с этим действительно трудно поспорить. Тем не менее, одна, практически порочная черта объединяла их всех - болтливость. Слова, нужные и неуместные сыпались из их ртов, как сахар из порванного мешка.
Их совершенно невозможно было остановить, когда они хотели выболтать кому-либо какую-нибудь тайну, никакие знаки, предупреждения, мольбы, ничто не действовало на них. Каждая из них, любила прильнуть к стенке сосуда ( сухопутные же просто ловко прятались), и слушать, запоминать, случайно брошенные слова, неловкости, сплетни, перемывание костей, все оставалось в их памяти и высказывалось после при " не тех" людях.
Они выдавали строгим мамам мальчиков-хулиганов, которые вылезали в окно, чтобы поиграть в футбол, вместо того, чтобы учить уроки, капризных малышей, которые врали родителям, что тренируются в английском и игре на пианино в их отсутствие, соседям рассказывали с подробностями и эпитетами все о них услышанное, и лестное и неочень, друзьям хозяев выдавали приготовленные сюрпризы. Ничего не могли держать в себе. И, вроде бы не со зла такое случалось, тем не менее, многие из рыб чувствовали какое-то злостное удовольствия, болтая и треплясь.
Людей, излишне болтливых, а так же не умеющих держать язык за зубами часто оскорбительно называли "рыбами".
Между прочим, пра-пра-пра... моей дальней родственницы, Анисии, рыбы тоже наделали немало бед. Например, она всерьез хотела стать скрипачкой и крайне, ну крааайне привередливого учителя. Почти-почти прошла к нему, так рыбе вздумалось выдать музыканту, что Анисия порой тайком послушивает примитивную попсовую песню. Об учителе пришлось забыть.
Кстати говоря, наши государственные власти были в мире и согласии с рыбьими властями. Впрочем, все последующие события случились "благодаря" рыбе какого-то важного чиновника. Он, как обычно на Новый год, прятал подарки под елкой для своего депрессивного сына. Мальчик болел хронической депрессией, и единственное светлое, во что о верил - в Деда Мороза. Отец мальчика всегда прятал аккуратно, пока рыба спала, а то не избежали бы беды. Как-то случилось, что времени у чиновника, как человека занятого, было а обрез, и ему пришлось спрятать днем. Он забыл про осторожность, и сделал это на глазах у своего питомца. Сразу же заметив свою оплошность, чиновник умолял рыбу молчать. Рыба обещала, что так и будет, но не смогла сдержать обещания, уж такова была болтливая рыбья натура. Спустя полчаса, мальчик уже знал, что подарки для него прячет папа, а седобородого дедушки и в помине нет.
В этот день, страшно кричали на виновницу, но свою вину она ничем не могла искупить. Чиновник обратился прямо к главе верховного Совета Рыб, и приказал, чтобы ни одна рыба не мгла больше издаст ни единого звука. Как мы теперь знаем, рыбы существа - законопослушные, и молчат по сей день.
Но не бывает правил без исключений, и в наше время есть такие рыбы, что сыпят словами без остановки, но их встретит трудно. Кому-то случается все равно.
+

20:27 

заморыш Седжал
это весело. в какой-то степени.
Сара умирала каждый день по чуть-чуть. Ее кожа сначала побледнела, а потом и вовсе стала желто-серой. Глаза потухли и стали тусклыми, как у старушки. Джонни приходил в больницу с мамой и папой. Он не знал, чем болеет его сестра, но, судя по печальным лицам родителей, выздороветь ей было не суждено. Джонни уже ходил в пятый класс, и никак не мог понять, почему столько умных врачей, вооруженных разнообразными лекарствами, не могут просто вернуть жизнь в его сестру. С каждым днем Сара все больше превращалась в старушку. Иногда она вообще не разговаривала. Просто лежала, уставившись в потолок, а мама сидела рядом с ее койкой и плакала. Джонни тоже иногда плакал. Особенно в школе. Очень часто ни с того ни с сего. А учительница отпускала его с урока. Но он плакал не потому что хотел уйти с урока, а потому что вспоминал, как они с Сарой играли в салки прошлым летом, и как она весело смеялась, какая она была счастливая и беззаботная. В палате у Сары пахло лекарствами и все время тикали какие-то приборы. Джонни сначала пытался считать ее улыбки - если она часто улыбается, значит скоро поправится. Он бросил считать еще на прошлой неделе - Сара совсем перестала улыбаться. Она была похожа на куклу, поломанную и выброшенную на помойку. Джонни не мог на нее смотреть, он хотел ее спрятать, чтобы никто не видел ее такой.
Когда Сару подключили к какой-то машине, воткнув ей в нос ужасные желтые трубки, Джонни понял, что хочет, чтобы она умерла. Осознание этого врезалось в его мозг настолько мощно, что вытолкнуло все другие его мысли. Он больше не хотел приходить к ней в больницу, не хотел видеть, как мама плачет, не хотел, сидя в машине, видеть в зеркале заднего вида папины красные глаза. Он хотел все прекратить. Джонни не был плохим мальчиком. Из тех, что поджигают кошкам хвосты и бросают камни в птиц. Ему не доставляло удовольствие тыкать мышиный труп палкой, чтобы из него вылезли черви. Он не был фанатом окунания очкастых мальчиков головой в унитаз на перемене. Но в десять лет он впервые подумал об убийстве. Об убийстве собственной сестры. Эта мысль стала навязчивой. Она отнимала все его время. Джонни почти не спал по ночам. У него были здоровенные синие круги под глазами. Но родителей это совсем не заботило - их больше ничто не заботило. Они шли в больницу навестить уже практически безжизненную чужую Сару, только потому что это было для них обыкновением. Они подчинялись каким-то импульсам из прошлого, жили привычками - привычка есть, привычка спать, привычка ходить на работу, привычка плакать. Они все стали похожи на Сару: и мама, и папа, и сам Джонни. Сара забирала из них жизнь, всасывала своими желтыми трубками. Она убивала их. Джонни больше не видел свою сестру в этом маленьком скукоженном теле. Он видел мумию, видел смерть. Он хотел, чтобы ее не было.
Это было воскресение. Они втроем пришли к Саре сразу после похода в церковь, куда они ходили тоже по привычке. После получасового молчаливого пребывания рядом с кроватью Сары мама решила, что хватит, и родители вышли. Джонни сделал вид, что вышел за ними, а сам медленно подошел к кровати. Прибор пищал, сообщая, что в Саре еще есть жизнь. Но Джонни не верил приборам так же, как не верил докторам. Он посмотрел на свою сестру без сожаления, как мясники смотрят на коров перед убоем. Ему было страшно, что кто-то может войти и увидеть, что он творит, но Джонни решил не отступать. Он вынул из носа Сары трубки, аккуратно достал из-под ее головы подушку и накрыл ею лицо девочки. Он не знал, сколько ему потребуется времени, он просто продолжал держать подушку, пока писк аппарата не стал монотонным. Затем Джонни быстро вернул подушку на место, вставил обратно трубку и прошмыгнул за дверь. Он знал, где находится уборная, поэтому сразу поспешил туда. Джонни слышал топот суетящихся докторов, когда за ним захлопнулась дверь уборной. Он улыбался.
+

@темы: про плохое

12:21 

paramili
If I fall, you catch me
Закутался в большой свитер, в теплых носках, с большой чашкой горячего какао, на теплой кухне. Спрашиваю Егора: Какие планы у нас на сегодня? Ответ привычный и краткий: Ты. А потом подошел ко мне, поцеловал в макушку, приподнял за подбородок и поцеловал под правый глаз.
За окном самая настоящая холодная зима, мне так хочется куда-нибудь на каток, на лыжню, даже на горку с санками, где малыши. И нового года хочется! Очень скоро будем покупать елочные игрушки. В этом году у меня будет настоящая елка. Последний раз у меня она была еще когда родители жили вместе. Словно это было в другой жизни. Прошлое постепенно стирается, краски блекнут.
От размышлений отрывает Егор, который подхватывает на руки, смеется, утаскивает в комнату с кухни и кружит, как маленького. И нет сил вырваться. И желания тоже нет.

18:41 

объясняю популярно: [DELETED user]
Сидел я как-то с Дедом Морозом, пил чай. Нечасто такое случалось, но я любил забежать к нему на минутку.
В этот раз он торопился, я зашел слегка не вовремя – он уже спешил оказаться в санях и развозить подарки. Раньше, мы всегда молча пили чай, он каждый раз обжигался и шумно дул на кипяток. И ближе подвигал сладости, не притрагиваясь к ним сам.
Но сегодня, он был строг и задумчив.
- Знаешь, - громом прокатился его голос по избе, - люди до сих пор не знают, какие дети получают подарки, а какие нет. А ты знаешь?
Почувствовав себя очень важным в этот момент, как бы говоря голосом всего человечества, я гордо ответил:
- Ну, разумеется. Те дети, что стараются, хорошо себя ведут достойны подарков и получат их. Хулиганы нет.
Дед Мороз заметно посуровел.
- Об этом я и говорил. Люди до сих пор не знают. Думается мне, они не знают даже того, что подарки я приношу не только детям.
Я очень удивился, подумав, что Дед Мороз, пожалуй, преувеличивает свое могущество.
- Иногда люди не подозревают, что могли бы и сами подарить себе то, о чем просят меня. А некоторые даже не просят, думая, что их желания не по моей части. Но ты знаешь, я вообще мало что делаю сам. Подарки появляются сами.
- Я вижу, что Ваша изба волшебная! Помню, не раз в детстве выносил карманы, полные пряников. А набор солдатиков у меня до сих пор! И золотые часы на цепочке, как у важного господина.
- Волшебство можешь искать в другом месте. Некоторые вещи невероятно сильно желанны людьми. Люди порой настолько хотят что-то, что кажется, вот-вот материализуют. Обнимают подушку, представляя себе котенка, чувствуют запах знакомого шампуня от мнимого соседа за партой, сидя в полном одиночестве. Краем глаза видят складки белой толстовки, слышат нервное постукивание ручкой по поверхности стола, усмешки и замечания по поводу учебного материала. Они не сумасшедшие, они просто живут каким-то желанием.
Среди таких людей есть и участливые альтруисты, и очень жестокие, жадные люди. Но и те и другие искренне желают чего-то, это не прихоть для них.
Если Алиса хочет сотого мишку, я не смогу ей его подарить. Потому что это прихоть. Зато родители могут. Она видит или просто догадывается, что это они подкладывают ей подарки под елку, и не верит в меня. Но и немудрено, я к ней никогда не заезжаю, потому что она ничего не хочет очень сильно, не мечтает ни о чем.
А видишь того плюшевого? Он оказался тут, не потому что я его купил или придумал, а потому что, кто-то только о нем и думает.
Мне приходят очень разные письма, пишут не только маленькие девочки и мальчики, но и вполне великовозрастные дамы и юноши. Некоторые слезно умоляют о машине, о чистой коже, об осиной талии. Мне скучно читать такие письма. Они врут, что страстно желают этого. Врут не только мне, но и себе, в первую очередь. Всего этого можно добиться самому, если хочешь. Не удается? Стало быть, не хочешь.
А вот знаешь, одна девочка как-то написала мне «верните мне мою Веронику», а Вероника написала «Дед Мороз, пожалуйста, помири нас с подругой!». Я хотел даже ответить обеим, мол, глупышки, причем тут Дедушка, когда вы сами в силах все исправить. Но они, представляешь, так сильно хотели снова быть рядом, что обе материализовались рядом. Так и помирились. И чай у меня пили.
И чьи желания исполняются, когда они мысленно попросят, напишут мне, потом свято верят в меня. Почему-то до сих пор не догадался, что я просто люблю гулять по миру, люблю делать сюрпризы, а свои желания они исполняют сами. Абсолютно самостоятельно.

@темы: рождественские истории

19:47 

объясняю популярно: [DELETED user]
Мне 71 год. А вот моему старому доброму псу, кажется, уж лет сто - над бровями пробивается благородная седина, ресницы побелели, как у маленьких детей-блондинов летом.
Он ходит с гордо поднятой головой, хмурит брови, когда ему что-то не нравится. Бывает, ссоримся. В такие моменты, он снова хмурит брови, хмурит так сильно, что между ними появляется складка, а сам, того и гляди - превратится в черную тучу. Кажется, даже усмехается, но за шерстью-то невидно. Разворачивается на когтях и уходит во тьму. Не разговаривает со мной, случается по несколько дней.
Но мы никогда не ссоримся надолго. Я как вспомню, сколько мы пережили, каким он был малышом когда-то давно, сразу зову мириться.
Бывало, стащит йогурт, хрюкает, хлюпает внутри баночки, с шумом возит ее по полу, и конечно застревает. Бегает - тыкается в углы мордой-банкой. Спасешь его - а весь нос белый, и все равно ходит гордый - думает красавец.
Или вот, как сейчас помню, с раннего утра сидит у подножия лестницы на второй этаж. Сидит, смотрит, только уши насквозь лучами солнца просвечиваются, и от того у него душещипательно беззащитный вид. Подходишь, потянешь за прозрачное ухо - поворачивается, бурчит.
Стоило уйти из дома на час-полтора, возвращаясь, издалека слышишь писк и топоток когтистых лап по линолеуму. Бежит, скользит, спотыкается о собственные толстые щенячьи лапы, и достигает таки цели, а именно его - высокого человека, который пропадал на улице, пришел с холодными ладонями, и, наверное с чем-нибудь вкусненьким. Хотя, кто его знает, чего он там себе думал. Всегда с восторгами встречал меня, проходу не давал, царапался, прыгал, высоко прыгал - аж уши подпрыгивали и сотрясались.
И со старушкой моей всегда вежлив - никогда первый в дверь не пойдет.
Да за одно воспоминание о его простуде можно простить ему любое преступление. Как-то, он простыл, ходил с узкими глазами, унылый. Жена ему тогда носочки связала на каждую лапу, ходил неслышно, без цокота. Бывало, сидишь, ничего не подозреваешь, а за ухом, незаметно подкравшись, кааак чихнут. Он еще тогда был ростом невелик, и все ударялся носом об пол, когда чихал.
Тогда еще, в течении тех двух недель, когда он ходил простуженный весь пол был в четких отпечатках мокрых носиков - чихал и носом ударялся.
Эти картины у меня всегда всплывают перед глазами, когда поссоримся, и я бегу скорее мириться. А бывает, что и он приходит, уж не знаю, чего он там вспоминает про меня.
Тогда мы садимся рядом и смотрим мультфильмы и умные передачи. Сидим в темноте, наверное если на нас посмотреть сзади - уши у нас просвечивают.
Наверное.
+

@темы: "земное, простое"

иногда я просыпаюсь другим человеком

главная