• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:57 

Атимита
"Сколько человека не воспитывай, а ему все равно хочется жить хорошо"©
Вечер. Люди возвращаются домой - кто с работы, кто с прогулки, кто с детьми. Торопятся. Спешат.
У подъезда их встречают три девушки в камуфляжной одежде. С серьезными лицами они поглядывают вокруг и как будто чего-то ждут. Время близится к ночи.. Вскоре появляется последний запоздалый жилец. Не успевает он приблизиться к дому, как его накрывает чья-то тень. Он инстинктивно поднимает глаза, и взгляд натыкается на щербатую плотоядную улыбку. Вампир. Остолбенеешь – и ты мертв. Но вот блеснула серебряная сталь и нечисть распадается на две половинки. Девушки не дремлют. Командир их отряда С. спасла еще одну человеческую жизнь. Обнажив оружие, все трое провожают человека до подъезда.
Время пришло… А значит, надо быть начеку. Поменяв мечи на огнестрельное оружие, девушки занимают оборонительную позицию.
Внезапно тишину нарушают свистящий хрип и вой. Дом постепенно окружают черные тени. Они передвигаются молниеносно. Их много и они хотят попасть внутрь. Но допустить этого никак нельзя! Темноту прорезает череда выстрелов. Отряд хладнокровно и профессионально делает свое дело. Только С. все время поглядывает в небо..
Слева раздается женский крик. Вампиры-таки нашли жертву. И кто додумался выйти на улицу в эту ночь? Оставив напарниц сдерживать натиск у дверей, С., чертыхаясь, устремляется на голос. Трое. Значит, можно справиться без труда. Только торопись, торопись! А то их станет больше! Серебряный кинжал пришелся кстати. И вот спасенную девушку уже вталкивают в подъезд. Сверху раздается хохот.. С. бледнеет, отряд отступает внутрь. На ступеньки опускается Л. Самый сильный, самый хитрый. Глава всех остальных. Вампир.. Черные крылья, черная одежда, серебряные волосы, собранные в хвост, синеватая кожа, острый взгляд восточных глаз. Гипнотический взгляд. Он медленно подходит к двери, но открыть ее не просто – двойная защита, двойной барьер. Усмехается.. Отходит.
- Один на один. Согласен? – предлагает командир отряда.
- Э-э, нет. Против серебряных пуль? За кого ты меня принимаешь? – глубокий обволакивающий голос, он продолжает усмехаться. – Скоро светать начнет…, - недовольный взгляд в небо. Л. грациозно кланяется и, расправив черные крылья, взлетает вверх. Остальная нечисть, неотрывно глядя на дверь, исчезает в темноте.
Девушки выходят, осматривают территорию. На этот раз обошлось. Неожиданно легко. Или? Вздохнув, С. с одной из напарниц возвращаются к подъезду. Неожиданный выстрел сзади, крик и хохот. Опять хохот. Л?! Развернувшись, они видят его в небе с бессознательной третьей девушкой в руках.
- А если так? Согласна? – хитро улыбается Л и отпускает ее.
- Чтоб тебя! – выстрел, второй, третий.. Задела!!
Л. падает на землю, у него повреждено крыло. Но тут же вскакивает на ноги и замирает – он на мушке. Ждет, неотрывно глядя в упор. Но С. почему-то медлит.
Быстрое движение и оружие летит на землю. Шея зажата руками.. Торжествующий взгляд черных глаз. Это конец?
- Стой! Ты хочешь узнать о своем прошлом, Л.? – последняя попытка выжить и все изменить.
Хватка ослабла.. Прищурившись, Л. долго испытующе смотрит:
- Говори..
- Раньше ты был обычным человеком, Л. Слышишь? Обычным человеком! А не родившимся в клане вампиром..
Черные крылья вздрогнули.
- … и у тебя была возлюбленная!
Гневный взгляд, взметнувшиеся вновь крылья и шея опять сжата так, что, кажется, сейчас просто хрустнет.
- Кто?! Говори! Кто?!
Задыхаясь, еле слышным шепотом:
- Я…
Падая на землю, последнее, что она видит перед тем, как потерять сознание, взметнувшуюся вверх темную фигуру…

@темы: фантастика, проза

13:28 

это не со мной
лопаточкой в глазик
зависть.
она поглощала ее с разных сторон. медленно откусывала от нее по кусочку, зависть была как крыса, поедающая мертвое тело исследователя.
сравнение зависти с лабораторной крысой, а ее - с ученым неслучайно. она изучала способы побороть крысу, развить крысу, кормить ее и морить ее голодом.
но видимо-невидимо для крысы еды и крыса умна.
крыса в силах есть сама, когда она уже не крысеныш.

вот и получается, ходит красивая девушка и страдает: "Ах, у Александры такие красивые косы! А у Натальи легкий характер и много друзей! Ах, мне бы всех Дарьиных поклонников!"
только она не думает совершенно из-за этого о том, что что у нее красивые глаза, что волосы отрастут, что большая грудь и стройная талия помогают поверить в себя, если их заметить.
не замечает...
крыса жрет.

@темы: мелочи

09:57 

Атомная зима

Амели_Нико
мир номер ноль.
Зима не кончается. Ощущение, что не кончится никогда.
С каждым днем кровь все медленнее бежит по венам. С каждым днем сердце все замедляет свой бег.
И некому дыханием греть холодные длинные пальцы.
Не с кем летать с крыши.
Нет бледных губ, которые так хочется целовать перед уходом. Бессильно. Целовать перед полетом.
Разрываются легкие и хочется ломать эти чертовы тонкие пальцы. Стягивать кожу с выщербленных ключиц.
Хочется курить. Очень.
Хватит этих глухих и безлюдных улиц. Вооруженных. Выстуженных.
Мне бы твою руку. Твое плечо. Мне бы пепел этой зимы стряхнуть с волос.
Мне бы не быть собой.
Мне бы в небо.
По щиколотку. По колено. По ключицы.
Мне бы тонуть в нем. Хватать воздух ртом. Задыхаться.
А нервы - тросы из хромированной стали - не выдерживают. Выжигаются до основания. Болью. Рвутся один за одним. Отпускают в небо.
Холодное.
Чужое.
Мне бы выжить, meine Liebe.
Весна не настала.

@музыка: Evanescence - Oceans

@темы: с.нежность

01:36 

дорогая стена
улыбнись
- С тобой мужчина будет пить хороший коньяк. Без тебя мужчина будет пить много. Бедовая ты. - Вздохнув, размашисто одарил меня зачетом преподаватель. Философия.

- Не угадал философ, не люблю коньяк, предпочитаю водку. - Затянувшись, смотрю на голые деревья. Зима.
- Это ты не угадала. - Хмыкаешь и уходишь. Всегда.

- Ты пьяная.
- А то ты не пьяный!
Ну давай, хмыкни и уйди...
- Пошли.
На балконе хлама больше чем во всех комнатах, вместе взятых, сигареты падают, я в углу. Зажата.
- Аккуратнее. Ты в четырех миллиметрах от судьбы и в одном от удара в нос.
- Не переживай. Я отмерю без ошибок.

- Что теперь между нами?
Передо мной полупустая банка пива и недокуренная сигарета на похмельный завтрак. И ты. Что-что...
- Две стороны и угол между нами. Геометрия, 7 класс. Не учил что ли?

Никто не угадал.


+

@темы: бедовая

02:30 

притчи

Фируза Полонская [DELETED user]
я так хочу что бы все прочли это

Сострадание

Будда говорил, что не может быть осознанности без сострадания, как и сострадания без осознаннос­ти. Сострадание — это внутренняя сторона осознан­ности.
Став просветленным, Будда отправился домой Его отец был в гневе! Все это время он копил свои эмоции, и вот настал момент выплеснуть их. Он на­чал оскорблять сына, говоря: "Почему ты пришел сей­час, через 12 лет? Ты был "глубокой раной" для меня. Ты почти убил меня! Я так долго ждал! Ты не был для меня сыном, ты был врагом!"
Это продолжалось долго, Будда молчал, в его гла­зах была любовь и великое сострадание. "Почему ты молчишь?" — спохватился отец.
Будда сказал:
— Вначале выскажи все то, что ты накопил в себе за 12 лет. Отведи душу! Только тогда ты сможешь по­нять меня. Я хотел бы сказать тебе одну вещь: ты раз­говариваешь с кем-то другим, не со мной. Человек, который покинул твой дом много лет тому назад, не вернулся. Он умер! Я совершенно новый человек. Но сначала отведи душу, твои глаза полны гнева, так что ты не можешь даже видеть меня.
Постепенно отец остыл, он вытер слезы и с инте­ресом стал разглядывать сына. "Да, это другой чело­век. Конечно, лицо и фигура те же самые, но он не знаком мне, это совершенно новое существо" — ду­мал он про себя. Он сказал:
— Ты изменился. Я хотел бы вкусить то, что ты вкусил. Смерть приближается, я очень стар. Посвяти меня в Тайну! Прости меня за мой гнев. Хорошо, что ты пришел.


Истинная любовь

Однажды, когда Будда со своими учениками от­дыхал в тенистой прохладе деревьев, одна куртизан­ка подошла к нему. Как только она увидела Божествен­ное лицо, сияющее небесной красотой, она влюби­лась в него, и, в экстазе, с распростертыми объятиями, громко воскликнула:
— О Прекрасный, сияющий, я люблю тебя! Ученики, давшие обет безбрачия, были очень удивлены, услышав, что Будда сказал куртизанке:
— Я тоже люблю тебя, но, любимая моя, прошу, не притрагивайся ко мне сейчас. Куртизанка спросила:
— Вы называете меня любимой и я люблю Вас, почему же Вы запрещаете мне прикасаться к Вам? Великий Мастер ответил:
— Любимая, я повторяю, что сейчас не время, я прейду к тебе позже. Я хочу проверить свою любовь!
Ученики подумали: "Неужели Учитель влюбился в куртизанку?"
Несколько лет спустя, когда Будда медитировал со своими учениками, он внезапно воскликнул:
— Мне нужно идти, любимая женщина зовет меня, теперь я действительно ей нужен.
Ученики побежали за Буддой, который, как им показалось, был влюблен в куртизанку и бежал, что­бы встретиться с ней. Все вместе они прибыли к тому дереву, где встретили куртизанку несколько лет на­зад. Она была там. Ее некогда прекрасное тело было покрыто язвами. Ученики остановились в растерян­ности, а Будда взял ее изможденное тело на руки и понес в больницу, говоря ей:
— Любимая, вот я пришел, чтобы проверить свою любовь к тебе и исполнить свое обещание. Я долго ждал возможности проявить свою подлинную любовь к тебе, ибо я люблю тебя, когда всякий другой пре­кратил любить тебя, я обнимаю тебя, когда все твои друзья не желают прикасаться к тебе.
После излечения куртизанка примкнула к учени­кам Будды.

20:56 

объясняю популярно: [DELETED user]
Врачи становятся свидетелями самых интересных явлений.
Как-то одному достаточно законопослушному гражданину среднего роста и среднего телосложения нездоровилось. Он нерегулярно делал зарядку, не очень пристально следил за питанием, сном и режимом дня. Если быть на чистоту - зарядку он делал раз в год, питался, когда вспоминал, что у человека существует такая потребность, а спал... когда само засыпалось. Тогда он позвонил своему всезнающему приятелю.
- Доброе утро, что-то я себя плохо и очень странно чувствую!
- Это как?
- Перепады настроения, то сердце болит, то такая радость нахлынет. Спать не могу совсем! Гиперактивность у меня. А внутри как-будто что-то мешается. Мыслей тьма, голова тяжелая, перевешивает то в одну сторону, то в другую.
То вперед.
- Может много специй в еду кладешь?
- Да вроде нет.
- Может недосыпаешь?
- Сплю, как обычно.
- Может, переутомление?
- Да вроде нет.
- Может, влюбился?
- Да вроде нет.
- Вот зануда. Ступай ко врачу.
Долго человек собирался с мыслями, не любил он по врачам расхаживать. Последний раз был у стоматолога в возрасте двенадцати лет. Стоматолог копался у него во рту, а сам пытался помириться с девушкой по телефону. Он был несколько невнимателен, и, кажется, совсем забыл, что его рука находится в чьем-то рту. Это огорчило мальчика и он прикусил стоматологу руку. Это огорчило стоматолога, и больше они не виделись. В остальном, состояние здоровья человека беспокоило редко. Точнее, беспокоило оно его частенько, только вот он стойко игнорировал и не беспокоился, но тут стало совсем невмоготу.
Терапевт оказался ленивым старцем, напоминающим только что отобедавшего кота.
- Ну что беспокоит, милый мой? - сладко пропел он.
Человек растерялся, глядя, как врач с нечеловеческой алчностью наблюдает за рыбками в аквариуме и щурится.
- У меня как бы... Как будто... Даже не знаю.
- Ну ты рассказывай, не стесняйся.
- У меня очень много места внутри. Не в желудке, а где-то на уровне легких, но дышать мне трудно. Как будто что-то мешается. Я постоянно переживаю, внутри мурашки бегают. И сердце мое беспокоится.
Терапевт с неохотой оторвал взгляд от аквариума и перевел его на пациента.
- Я знаю, что с тобой. Такое происходит, когда в людях строят города.
- Чего-чего?
- Ну, люди - существа очень удобные для строительства. В них столько всего! Имею ввиду, внутри. У кого душа побольше - бывает и страны появляются. Строят из чувств, из идей, из осознаний, осенений, переживаний, противоречий, мыслей. Из всякого такого материала. Но вообще-то, это редко кого беспокоит. Скорее наоборот - это здорово, что ты не пустой человек. Это не такое редкое явление, не беспокойся.
- Что такое вы говорите! Меня иногда прямо распирает, я не нахожу себе места! Мне больно, и страшно! Бывает, что мне так безумно хорошо, что все равно страшно. А бывает одновременно и грустно, и радостно, и злобно, и приятно, и интересно, и скучно, и безразлично, и... В общем, вы и не представляете, каково мне!
- Ну ладно, - зевая, проговорил доктор. - Раз уж ты, мой друг, такой истеричный, мы тебя осмотрим.
Он лениво поднялся с кресла, и виляя воображаемым хвостом направился к человеку. Медленно вытащив огромную лупу из кармана, он приподнялся на цыпочки, потому что был значительно ниже осматриваемого, и заглянул сквозь лупу, ему в ротовую полость.
- Ууу, теперь все ясно... - благоговейным шепотом проговорил он. - У вас там целая Вселенная.

@темы: "про людей"

21:33 

broom-broom
Темный Лорд улыбнулся во всю тысячу зубов. (с) Как говорила моя бабушка:"Лучше выстрелить, перезарядить и ещё раз выстрелить, чем светить фонариком и спрашивать "Кто здесь?"
Я лгу, я лгу уже просто потому что привыкла, это ужасно.
Это как игра, умер-воскрес, всё становиться не важно, тем более такие мелочи как слова, ну сказал и сказал, взял и стёр себя, вот и нет тебя.
Порой безумие просто непрестанно окатывает тебя с головы до ног или мягко омывает, утягивая на самое своё дно.
А ты смотришь на всё это сверху, как будто и не ты, безразлично так смотришь на огромные невидящие глаза, под толщей воды, на бледное искажённое растерянностью и непониманием лицо, на руки, тянущиеся к тебе...медленно исчезающие руки в тёмной воде.
Я лгу самой себе, и это ещё ужасней.
Всё хорошо, у меня всё хорошо, я справлюсь с этим, потому что это я, потому что я не могу не справиться.
И кажется это верные слова, это верный настрой, но именно это и становиться последней каплей, той слезой, что скатываясь с твоей щеки, разбивается вдребезги об асфальт с невероятной высоты...вместе с тобой.
И вот ты стёр себя.
но, курсор продолжает мигать, можно молчать вечно, отмахиваться многоточиями, от всех этих выдумал/стёр, от всех этих трупов на твоих руках...сколько раз ты убивала себя? сколько раз отказывалась? сколько раз задвигала на задний план, ставя выше себя всё что угодно, любой мусор, оправдывая это...но не себя?
молчишь? плачешь? больно?
Есть ли на твоём безразличном лице, в твоих пустых глазах хоть намёк на чувства, хоть тень жизни?
Что я хочу от тебя? Нет, не признания что ты никчёмная куча дерьма, лживая неудачница, я просто хочу спросить тебя, зачем ты это сделал с собой?
Не говори о других, последнее слово всегда оставалось за тобой, принимала решения только ты.
Вокруг тебя существует только пустота, серость куда ни глянь, но это не снаружи, это изнутри, и все свои представления ты строишь исключительно на этом.
Я спрошу ещё раз, что ты сделала с собой?
Разве это было нужно? Рассыпаться в прах отчаяния, становясь язвительно-злой и безразличной, кричать своим видом каждому "Я ненавижу всех вас!!" и плакать потом "Почему меня не любят??"...уходить, исчезать, замерзать где-то между сном и реальностью, забываясь мыслью "Значит так суждено."
Ты не хочешь меняться, эти глаза, полные судорожного отчаяния, это лицо с бледновато-мутной кожей, эти тонкие, бледные руки тянущиеся сквозь толщу воды в тщетных попытках выбраться...всё это тебя так завораживает.

@темы: Шляпа

22:25 

Молоко в понедельник

identical to nothing
I Don't Think About You Anymore But I Don't Think About You Anyless
Молоко, зачем же я купила сегодня молоко? Понедельник ведь, к концу недели скиснет. Я же не покупаю молоко по понедельникам. Если бы я купила, скажем, сока, весь понедельник был бы другим. Зачем же я купила молоко?
Должно быть, мне надо просто отдохнуть, это все из-за раннего утра. А может, и из-за хлопотливого вечера: сумку собрать в дорогу, вещи перегладить, покормить бабушкиных котов. Вот оно, коты. Я о них думала во время покупок.
Как вообще с ними быть, с котами-то? Раньше они были настоящими уличными бродягами, подкармливаемыми бабушкой. А сейчас, в самый неподходящий из всех возможных моментов, они превратились в домашнюю беспомощность. Именно сейчас, когда следить за ними некому, когда бабушка заболела.
Помнится, у нас была прекрасная кошка, моя первая и единственная, а все следующие − были бабушкиными, слушались только ее. Она проводила с ними больше всех времени, возилась, разговаривала, ругала. Я знаю, ей казалось, что она не такая одинокая, когда оставалась дома одна. И мне бы так казалось с моей первой кошкой Муркой (имена кошкам выбирала бабушка, оттого в нашей семье были одни Мурки), только вот в детстве я никогда не оставалась одна. Я всегда была с бабушкой, везде и всюду.
Да и Мурка моя была чересчур независимая, она бы долго со мной не сидела, в отличие от бабушки. В день, когда я принесла этот маленький черный комок в дом, я надеялась, что кошка станет моим лучшим другом. Выкармливая ее из соски, купая с дустовым мылом от блох, закапывая ей уши от клещей, я верила, что взращиваю нечто большее, чем просто кошку. И она была хороша, она была верной. Но слегка повзрослев, она пошла своим путем. Я часто думала об этом, я всегда боялась быть неблагодарнее этой кошки.
Зачем же я купила молоко?
Должно быть, я думала о лучших друзьях. Кроме бабушки, в моей жизни был всего один такой. Такая. Мы познакомились еще в раннем детстве, когда вместе со своими бабушками стояли в очереди за молоком. Мой бидон был белый и неинтересный, что очень меня расстраивало, а ее − ярко красный в горошек. Это было предсказуемое знакомство, люди ведь часто знакомятся из-за бидонов. Покупка молока в фургончике, на котором его привозили, стала одним из ритуалов моего детства, одним из атрибутов нашей дружбы и дани помощи моей бабушке.
Почти пятнадцать лет прошло, и сегодня мы с бидонной подругой не разговариваем. Мы прошли через многое, ругались и мирились не раз, поэтому я знаю, что обида ее будет не долгой. В субботу у нее был девятнадцатый день рождения, а я не смогла появиться на празднике. Было столько хлопот, и оставить маму одну с больной бабушкой я не могла. Подруга на то и подруга, что позлится − и простит. Хотя сейчас она мне нужнее, чем в другие дни.
Зачем же я купила это молоко?
Должно быть, я думала о вчерашнем свидании. Хотя, оно было настолько ужасным, что и думать о нем не стоит. Вчерашняя романтика ограничилась рейдом по городским аптекам и покупкой памперсов для стариков. Неловкости добавляло мое непривычное молчание и попытки друга заполнить тишину невнятными вопросами, ответа на которые он все равно не получил. Погруженная с головой в свои мысли, я не слышала ни одной, из его фраз.
Помнится, мое самое первое свидание было таким же, только без аптек. Я ужасно нервничала, и весь день провела на диване перед телевизором, в невыносимом ожидании вчера, как смертного приговора. Бабушка сидела рядом и уговаривала меня съесть хоть что-нибудь. Она рассказывала, как они познакомились с дедом, как дело обстояло со свиданиями в ее времена. Мне тогда так захотелось увидеть ее, хотя бы издалека, в расцвете ее юности, на свидании. Конечно, уверенности мне бы это не придало, она-то была красавицей. Но как вести себя, я бы знала наверняка. Она была моей ролевой моделью.
Зачем же я купила это молоко?
Должно быть, это погода. Знаете, она ведь необъяснимо влияет на наши покупки. Еще недавно всюду был снег, будто всюду пролито молоко. И совсем недавно он стал сереть. В день, когда я это заметила, бабушка перестала вставать с кровати. Снег растаял, и теперь повсеместно вязкая грязь.
Помнится, апрель всегда начинался с уборки бабушкиного палисадника. Даже когда она с трудом ходила, она все же брала грабли и освобождала свои многолетние цветы от тюрьмы прошлогодней сгнившей листвы. Маленькой лопаточкой окучивались кусты крыжовника, секатором подрезались ветви китайской вишни и черной рябины. Голые лианы декоративного винограда, обвивающие забор, пускались промеж металлической арматуры. Все тщательно подготавливалось к приближающемуся времени цветения. Сейчас же палисадник чахнет вместе с бабушкой, все еще не отойдя от зимней депрессии.
Но почему я купила сегодня молоко?
Должно быть, виновата простуда. Когда голова раскалывается, а глаза вот-вот выпрыгнут из орбит, хватаешь с полок в магазине все, что надо и не надо. Я научилась не замечать простуду, даже почти не лечу ее. Может, молоко мне нужно было потому, что горло взрывалось подобно вулкану?
Помнится, в детстве я часто болела, и бабушка поила меня молоком с козьим жиром. Ей даже неплохо удавалось заставить меня проглотить эту отвратительного вкуса жижу. Рано утром она вставала и замешивала тесто для блинов, чтобы порадовать меня после моей ночной схватки с температурой. Из кладовки доставался мед, а из подвала − варенье. С таким уходом болеть было не так тяжело.
Почему я купила сегодня молоко?
Должно быть, это из-за недосыпа. По понедельникам я встаю в пять утра, чтобы успеть доехать до института, не опоздав на пары. Два с половиной года назад, поступая в вуз в другом городе, и собираясь поселиться в общежитии, я и не подозревала, что столь ранний подъем в утро понедельника настолько негативно будет воздействовать на мои мозги, что и список покупок не смогу запомнить. Меня волновала, разве что, возможная тоска по дому, но все как-то сразу пришло в норму, как будто я всегда жила на два города.
Помнится, в восьмом классе у меня был бронхит. Мы с родителями только что переехали в отдельную квартиру, на три дома по диагонали от бабушки. Мой недуг целый месяц удерживал меня дома. И хотя бабушка жила на той же улице, ходить к ней все равно было недозволенно. К тому времени она уже редко выходила из дома, и больные ноги превращали подъем на наш второй этаж в пытку. Потому и она меня не навещала. Я тосковала по ней ужасно. Каждое утро я просыпалась в полпятого утра и замеряла температуру. Пять минут "температуромерения" сопровождались самой искренней молитвой в моей жизни, чтобы жар спал.
Почему я купила сегодня молоко?
Должно быть, это из-за проблем с учебой. Я всегда была отличницей, а в последнее время не брезгую и тройками. Голова моя забита вовсе не учебными делами. Помнится, первая моя двойка была по математике. Уже придя домой, я разревелась, как никогда до этого. Бабушка не стала меня успокаивать, она присела рядом и сказала, что это хорошо, что я плачу. Это значит, что мне стыдно, значит, что у меня есть совесть и самоуважение. А это куда важнее двоек. Бабушкины слова преследовали меня потом всюду. Должно быть, они − мое жизненное кредо.
Почему же я купила сегодня молоко? Двадцать минут назад мне позвонили и сказали, что бабушка умерла. Было ровно восемь часов. Понедельник. И первой мыслью было: "Почему же я купила сегодня молоко?"

01:32 

Привет, мой мальчик

Gramplastinka
Кто мы?
Привет, мой мальчик. Никогда не говорила тебе "мой мальчик", никогда не говорила тебе "мой". А надо было. Надо было связать тебя по рукам и ногам мной. Моими взглядами, привычками, смехом, звонками в восемь ноль-ноль (утра и вечера). Надо было не давать тебе продыху, чтобы ты задыхался от меня, а думал - что от восторга. Надо было заткнуть все прорешины в тебе мыслями обо мне. Мыслями о моих духах (или это просто запах кожи?) и длине волос.
Я вычеркиваю из сердца всех в порядке алфавитной очереди. Сидим с подружками в закусочной (моя одежда опять провоняется жареным), и без имен обсуждаем, что происходит. Я говорю, что все, кажется, кончено. Говорю об этом в первый раз и сама умиляюсь своей трагичности. Все кончено, говорю, но я спокойна.
- Значит ты не любила, если принимаешь все так ровно.
Да откуда вам знать о моих чувствах?! Откуда мне знать о моих чувствах?.. Единственное, что я знаю наверняка, так это то, что я без ума от карих глаз и курящих губ и пальцев. От дыма через нос и молчания. Меня пугает эмоциональность. Я сама не всегда понимаю, чего от меня ждут в эмоциональном плане, поэтому нередко преувеличиваю реакцию. Или наоборот, остаюсь слишком холодной. Я не умею бурно радоваться, показывать любовь и нежность чрезмерно. Я умею лишь отчаиваться. Но, чтобы не было перевеса, и это в себе сдерживаю.
Мой мальчик, они пытаются объяснить, что я чувствовала, когда ты приходил, писал, звонил и не звонил.
Я вычеркиваю тебя теперь. Как жаль, мой мальчик, что вычеркиваю. Еще живо ощущение, что все наладится. Но тебя нет. Я даже уже оплакала тебя. Мы были тогда еще вместе, но я уже оплакивала нас днями и ночами. А теперь мне даже кажется, что, позови меня сейчас обратно, я бы прибежала к тебе.
- Мне нечего тебе сказать, sorry, - говоришь мне ты. Я молчу в ответ. Мой мальчик, мы так похожи! Мне тоже совершенно нечего тебе сказать. Почему мы не можем набраться мужества быть рядом молча? Почему идем на поводу у других?..
- Когда любишь, - говорит подруга, - ты не можешь так просто отпустить человека. И не можешь потом запросто дружить с ним. Ты не любила.
Какая теперь разница, что было? Я знаю лишь, что от глаз его мне было трепетно. Я знаю лишь, что ждала звонков. И знаю, что не спрашивала себя "а люблю ли?".
Мой мальчик, я никогда себя не спрашивала.
- Как бы ты описала себя, какая ты?
- Я море. Внутри меня - море.
- Ты соленая - морская?
Мальчик мой, как я могу теперь все это обесцветить и забыть? Сообщения, засвеченные фотографии, звонки и идеальные поцелуи? Я стараюсь уложить это в своей памяти и сказать: "это было раньше, больше этого не будет, ничто никогда не повторяется". Принять память - это самое большее, что я могу сделать для нас. Я бы очень хотела, чтобы перед сном ты думал "Как же мне было тебя мало".
Мальчик мой, я так хотела бы быть с тобой. Но знаешь, я передумала.

@темы: отражения

20:18 

moreamore
baking bread
часть 8.
- Хэй, Кейт, что будешь делать в Рождество?
Она встревоженно на меня посмотрела, и я догадался, что она об этом еще не думала. Даже так - она вряд ли была в курсе, что сейчас декабрь.
- Думаю, закрыться в подвале. Там никто не будет раздражать меня громкими песнями и фонариками на каждом окне.
- Как уныло. Не хочешь со мной на побережье?
Прошлое Рождество мы провели вдвоем на заснеженном берегу, плавно уходящем в скованное льдом море. И я не был уверен, что в этом году она захочет провести праздничные каникулы с Нэтом, но с другой стороны у нее больше никого не было, поэтому я не мог не воспользоваться шансом.
- Что ты молчишь? Там снег, Кейт! А здесь слякоть и фонарики. Поедешь со мной?

В ту зиму за месяц до отъезда в Джульярд Кейт порвала связки на ногах, что стало концом ее балетной жизни. Она не плакала ни от боли, ни от обиды, но будто умерла для всех. Боясь, что предрождественская восторженная суета вокруг ранит ее еще больше, я увез ее в тихую деревеньку. Она не могла ходить, поэтому каждый день на руках я носил ее на берег моря и оставлял там в одиночестве на несколько часов. Только в Рождество Кейт предложила мне остаться и любоваться бесконечным морем вместе с ней, впервые за полторы недели заговорив со мной. В порывах ветра я услышал звуки вальса. На лице Кейт блуждала задумчивая улыбка, она тоже слышала мелодию.

- Дилан, это ветер поет для нас. Давай потанцуем?
- А тебе не будет больно?
- Танцевать никогда не больно. Я попробую встать.
Наклонившись к ней, я попросил ее крепко обхватить меня за шею и поставил на ноги. Двигаться она не могла и еле сдерживала чувство досады.
- Похоже, тебе пока придется полностью довериться мне, - я приподнял ее, и башмачки Кейт оказались на моих ботинках. - А теперь держись, венский вальс не любит нерасторопных.
Обхватив ее талию, я кружил нас среди белых просторов. Она опустила лицо, но по вздрагивающей спине я чувствовал, что она плачет. Я никогда не стеснялся плакать при других, но тогда очень боялся, что она заметит, что и у меня по лицу сползают слезы и, срываясь с подбородка, скрываются в складках шарфа.
- Посчитай мне, пожалуйста! Посчитай, а то я сбиваюсь!
- Хорошо... Раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три.


- Ну так что, Кейт? Поедем?
- Да, Натан, я знаю одно красивое место на побережье.


+

@темы: вырванные страницы

17:16 

объясняю популярно: [DELETED user]
Жили были двое. Когда они увидели друг друга почти сразу прониклись взаимной симпатией. Ходили, и думали "ах, какая же она!", "ах, какой же он!" И так же синхронно они думали, что другой определенно привлекательнее, красивее, умнее, и тысячи эпитетов, чем они сами.
"Ну вот, научусь первоклассно играть в шахматы, тогда и подойду к ней"
"Ну вот, отращу волосы, тогда и заговорю с ним"
"Вот начну ходить в бассейн, тогда и подойду к ней"
"Вот выучу французский, тогда и улыбнусь ему"
И продолжали они смотреть друг на друга, правда по очереди, и каждый из них совершенствовался, и так же каждый думал:"ну вот, она мне не ровня, как же я такой к ней такой подойду?"
Она отрастила великолепные волосы, он поклеил новые обои, она научилась садиться на шпагат, он научился жонглировать семью предметами, она наладила связь с президентом, он писал песни и пытался их петь, она училась танцевать и участвовала в конкурсах, он купил красивый дом, она совершила кругосветное путешествие, но каждый раз подойти было как-то неловко.
" У меня же прыщ на носу, как я ему такая улыбнусь?"
Она снялась в паре знаковых фильмов для уверенности, он изобрел велосипед, она накопила на яхту, он завел жирафа, она открыла кондитерскую, он по утрам прыгал с парашютом, она отказалась от сладкого, он одевался у известных модельеров, но каждый раз смотрели друг другу в затылок, и стоило им отвернуться, тот, другой, конечно тут же поворачивался, но никто из них не мог этого видеть.
"Ну вот, досниму свой исторический фильм, тогда уж и подойду к ней" - решился он, "ну вот, выпущу тираж новой пиротехники, тогда уж и подсяду к нему в буфете"
Но, стоило ему доснять фильм, пришлось учиться пускать колечки из табачного дыма, а потом и человечков, и дома, и города дымные строить, ведь нет предела совершенству!
Им было уже по восемьдесят с небольшим, каждый, стар и млад, узнавали их на улице, все знали их имена.

Как-то их пригласили на совместное интервью, они тогда уже еле ходили, были подслеповаты и глуховаты.
- Господа, вы даже чем-то похожи, что вас сподвигло на такие достижения?
Они оба молчали, уступая друг другу слово.
- Я был(а) очень сильно влюблен(а)! - хором честно ответили они. - Да и до сих пор.
Они удивленно переглянулись и интервьюер захихикал.
Это был второй раз в их жизни, когда они встречались взглядом. И, что, удивительно, на этот раз к обоим закралось некое подозрение.
- Выйдешь за меня?
- Конечно!

В ЗАГСе уже все знали о последних событиях, коротенькое интервью разлетелось по всему миру за пару минут.
Перед бракосочетанием, человек поинтересовался:
- Каково же это, жениться на человеке, в которого всю жизнь был взаимно влюблен, но не понимал этого?
- Зато мы точно будем вместе до самой смерти! - сказали они.
Кстати, пожениться они так и не успели, умерли на месте в один миг.
К ним стекалась толпа людей, а бракосочетатель(?) метнулся в служебное помещение и резко сорвал трубку с телефона. Дрожащими пальцами с молниеносной скоростью, как будто от этого зависела его жизнь, он набрал номер.
- Алло! Сынок, сынок, помнишь ты спрашивал, кто самый глупый человек на Свете, а я не смог тебе ответить? Теперь могу! Их даже двое! Правда они только что умерли.

+

@темы: "про людей"

23:42 

тигр-тигр, жгучий страх
они всё-таки будущие лётчики, а у меня цветы.
А глаза его были синими.
Стоп, почему сразу были-то?
Ведь он придёт, пусть ещё не скоро, но придёт.
Она ждёт его уже сорок минут, нервно комкая в руках салфетки, допивая третий американо. С чего ради, собственно? С какой радости?

А глаза его были синими.
Она заметила это ещё тогда, ранней весной, когда он ворвался в её жизнь нежданно негаданно. Хотя, нельзя сказать, что она его не ждала. Ей хотелось перемен, свежего воздуха, словом всего что угодно, лишь бы не так как раньше. Но такого она не предполагала.
Едва появившись в её жизни он тут же захватил её полностью. Моментально она стала принадлежать ему - с головы до пят.
Впрочем, она и не жаловалась. Её мгновенно переполнил влюблённый восторг.
Она была без ума от его, узнаваемой за квартал, размашистой походки - ниже его на полторы головы она едва за ним поспевала, поэтому всегда, словно бы, следовала за ним.
От его рук - худых и нескладных, но дарующих покой, стоило ему только обнять её.
И, конечно, от его синих, пронзительно синих глаз.
В этих глазах она увидела уверенность, мол куда ты - туда и я, никуда не отпущу, никуда не денешься. Сперва она испугалась, но потом не то привыкла, не то, скорее, осознала, что теперь её жизнь, судьба, называйте как хотите - будет тонуть в его синих глазах.

А глаза его были синими.
Поначалу как апрельское небо, затем как море, к которому они приехали, как он неоднократно повторял, "на поклон".
Лето сменилось осенью, синева неба ушла на второй план, её затенили жёлтые листья и мутные лужи.
Ей начало казаться, что то ли искра потухла, то ли что-то замёрзло внутри. Его синие глаза уже не манили пуститься вплавь, а руки не так согревали. Словом, хандра и меланхолия. Она начала опаздывать, приезжать за полночь на такси, наигранно весёлой и пьяной.
Надо отдать ему должное, он не молчал и не устраивал сцен. Парой фраз он приводил в порядок хаос, царивший внутри её головы.
Но она рыдала у него на плече, ломала сигареты и проливала заботливо налитый им чай. Пыталась доказать ему, что они не пара, что всё сложно и она чертовски запуталась.
Так продолжалось до начала зимы. Вопреки её ожиданиям не было ни снега ни морозов, столь ей привычных.
Они продолжали видеться, гуляли по улицам мимо, уже новогодних, витрин. Она старалась не смотреть ему в глаза.

А глаза его, по-прежнему, были синими.
И вот она ждёт его уже сорок минут, заказав четвёртый американо. То и дело она смотрит на улицу, пытаясь издалека увидеть его, а он всё не идёт.
Но он обязательно придёт. Это так же точно как то, что за зимой всегда следует весна.
И его глаза всегда будут синими.
10.12.11.

+

@темы: водовороты

02:19 

кай
покричи для меня
1
Мотель. Двадцать четыре. Оранжевая лампа, согнутая в цифру «2», на вывеске мигает и щелкает. Открыто двадцать четыре часа в сутки – наверное, именно это они хотели сказать. Приходится долго ждать, чтобы в дверях появилась толстая негритянка средних лет. На ней футболка с сальным воротом, светло-голубые джинсы, разрезающие ее короткое тело на сектора, словно ветчину, перетянутую веревкой. Ее пальцы блестят от жира. Она дает тебе ключ.
На окнах рваные противомоскитные сетки. Постельное белье пахнет прачечной и дешевым порошком. Поверхность прикроватного столика пузыриться черными следами от сигарет, на ковре большое коричневое пятно, видно, что его пытались вывести – на его месте появилась залысина. Ты думаешь о том, зачем стелить в гостиничных номерах белый ковролин. Он, наверное, когда-то действительно был белым, а сейчас принял цвет яичного белка. Да, яичного белка. Яичный белок с грязным пятном от кофе в самой середине.

Никогда не трогай пульт от телевизора в гостиницах.

Ты открываешь мини-бар, достаешь виски, которого хватит на пару глотков, садишься на кровать.
Тебе сорок семь. Ты – копия своего отца. Был бы копией, если бы тот дожил до сорока семи. Ты видел его только раз в жизни, когда он пришел к девятнадцатилетней матери просить денег на очередную дозу. Она положила тебя в кроватку, но ты смотрел через узкую щелку двери, как он бьет ее.

Ты ненавидишь эту страну, бесконечную дорогу, серый асфальт, поджаренный на солнце. На всех картах обведенная красным маркером трасса выглядит как вена, соединяющая два океана. Ты ненавидишь рыжую пыль на сапогах. Воняющих потом и грязью дальнобойщиков и их захламленные кабины грузовиков. Мотели с плесневелыми душевыми кабинами и кроватями, на которых трахается уже, наверное, третье поколение проституток и бродяг. Пресный кофе в бумажных стаканчиках на автомобильных заправках. Запах машинного масла.

Ты ненавидишь много вещей. Тебе сорок семь.
У тебя на лбу две глубокие морщины, а на небритых щеках много мелких. Уголки губ с каждым годом опускаются все ниже и ниже. Твое лицо стало серым, под глазами многолетние синие мешки. Ты ненавидишь свое отражение в зеркале.

Ты допиваешь виски. Тебе сегодня сорок семь.


2
В Европе есть традиция – на месте, где погиб велосипедист, ставится велосипед. Его красят в белый цвет и приковывают цепью к уличному столбу. К велосипедам приносят цветы, свечи, игрушки и фотографии, вешают таблички с именами и датами. Велосипеды-призраки.
Первый раз я столкнулся с этим, когда своими глазами увидел, как автобус сбил велосипедиста, выехавшего на перекресток. Обзор водителю закрывала стена дома, поэтому он просто не успел затормозить, когда парень появился на проезжей части. Он отлетел на несколько метров, и остался лежать на земле, замерев в настолько неестественной позе, что, казалось, в его теле сломана каждая кость.
Собралось много людей. Через несколько минут парня уже грузили в машину скорой помощи. Тогда он еще пытался что-то говорить. В корзинке его покореженного велосипеда лежали книги и еще какие-то вещи в бумажном пакете.
На следующий день я шел на работу тем же маршрутом. К столбу светофора был прицеплен белый велосипед. Я остановился. Один девять девять один тире два ноль один один – напечатано на белом листке . Парню было двадцать лет.


+

@темы: пентеракт

09:07 

объясняю популярно: [DELETED user]
Неприметный молодой человек был в каждой бочке затычка. Единственное что, это выражение применительно к нему звучало довольно лирично. Он ходил по улицам, и говорил:"Господин, Вам бы отрастить бакенбарды и носить изумрудный шарф! Вы будете просто магнетически прекрасны."
"Мадам, Вам бы покрасить волосы в медово-рыжий и завивать локоны. Вы стесняетесь улыбаться, потому что у вас кривит рот, но если вы перестанете стесняться и продолжите улыбаться так кривовато, да еще и с вашими будущими рыжими локонами - весь мир будет у ваших ног!"
Неприметный человек шел в звукозаписывающие студии, прислушивался на минуту, и говорил:" Уважаемые, все бы прекрасно, но на пятьдесят шестой секунде надо сделать иначе! Добавьте звук волынки, может это и кажется абсурдным, но тогда эта песня будет покорять миллионы сердец!"
Махнув бледной ладонью, человек перебегал дорогу к булочной, и переводя дыхание, несколько секунд стоял, рассматривая кондитерские изделия. Потом, скупал пару десятков пирожных, и ни секунды не раздумывая, сообщал: "Любезный, передайте вашему главному кондитеру, что все изделия прекрасны, но если в тесто круглого печенья добавлять белки прежде желтков, а мак за пять минут до того времени, когда он привык это делать, а сахара убавить на пол чайной ложечки, то очередь у этого прилавка достигнет сотни километров!"
И не дожидаясь, пока ему ответят, неприметный юноша летел к лужайке, останавливать фотографа и подсказывать ему, что он конечно талантливый и оригинальный участник жизненных событий, но если он пойдет на риск и изменит ракурс на 75 градусов, то получит непременно то, что хотел, да еще и разбогатеет.
В следующий момент, неприметный человек спешил к торговцу шляпами, нашептывать ему, как следует изменить жесты и зазывательную речь, к почтенной даме, посоветовать, как лучше завязать шарф, к работникам, украшающим витрину, подсказать, что они делают не так.
И те люди, которые прислушивались к его советам, преображались на глазах и внешне, и в своей деятельности, и в своих отношениях.
В редкие секунды отдыха, неприметный человек едва успевал подумать, как же скорее избавиться от такой чрезмерной говорливости, и чего бы такого хорошего сделать для совершенствования собственной персоны, но дальше он даже додумывать не успевал, неподалеку седовласый дед уже совершал роковую ошибку, протягивая руку к оранжевому зонту, вместо зеленого.


+

@темы: про людей

19:07 

объясняю популярно: [DELETED user]
Некоторым людям приходится работать в праздники. И в Новый год, в том числе. Некоторые из них не слишком расстраиваются, "все равно не стал бы отмечать, глупости все это" - думают они.
Кассирша в магазине подарков, который в новогодние праздники работал круглосуточно, была тому не исключением. Новогодние рекламы, песни, и заходящие погреться подростки, раздражали ее. Каждый раз, когда она тянула ладонь к карману, чтобы достать огромный клетчатый платок и разрыдаться, кто-нибудь подходил с пряничным домиком или елочной игрушкой, или старым лимонадом в стеклянной бутылке, или, самое ужасное, пачкой бенгальских огней или парой хлопушек. В довершение всего - они поздравляли ее с наступающим, а некоторые с наступившим, у последних были такие лица, словно они и правда сознанием находились уже в будущем.
К 23:45 огромный магазин совсем опустел, кассирша, всхлипывая, достала из кармана куртки шоколадного деда-мороза и стала медленно его разворачивать.
Увидев незамысловатое лицо шоколадного дедушки, девушка расплакалась от досады и отложила его. "Бедный Дед Мороз, каждый год его едят в огромных количествах" - подумала кассирша.
- И правда,- проскрипел кто-то.
Кассирша подпрыгнула от неожиданности. Она аккуратно выглянула из-за прилавка, ожидая увидеть либо хулигана, либо настоящего Деда Мороза, но там стоял невысокий человек в зеленом пальто и очень мятой шляпе. Наверное, чтобы так сильно измять шляпу, ее надо было постирать в стиральной машине, а потом сесть на нее.
Девушка протянула ему руку, но человек проигнорировал, словно такой жест был ему совсем незнаком.
- Как ты, наверное, уже догадалась, - сказал незнакомец, жадно разворачивая, оставленного кассиршей, шоколадного деда, - я волшебник, и пришел, чтобы совершить чудо, исполнить какое-нибудь твое желание. Так всегда происходит, к кому-нибудь одинокому и несчастному, но милому обязательно приходит сказочное существо и исполняет его желание. Про это даже фильмы снимают и сказки пишут, мультфильмы делают, песни поют, короче это банальное донельзя дело.
- Неужели правда так бывает? И волшебники и правда так разговаривают?
Незнакомец, кажется, несколько сконфузился.
- Я впервые на службе, может чего не так сказал. Но это не твоего ума дело. Твоего - загадывать желание.
Девушка внимательно рассматривала человечка, который глазами рыскал по прилавку в поиске новой порции сладостей, и думала, принять его за мошенника или поверить в чудо. В конце концов, паспортных данных он у нее не просил.
- Я загадала, - решилась она.
- Ну-с, - спросил он, поспешно доставая блокнот и ручку, и принял вид ожидающего официанта.
- Я... в общем, мне хотелось бы... любви с первого взгляда, вот.
Волшебник скептически вскинул бровь.
- Уверена? Можно дом пожелать, собаку, утюг, ружье без лицензии... да тысячи полезнейших вещей!
- Да, я уверена, - сурово заявила кассирша, нависая над человечком.
- Что-же. Хорошо, глупая твоя голова. Прощай.
И с хлопком, точно как в старых фильмах, незнакомец исчез. Кассирше тут же показалось, что она просто отключилась на время. А ведь ей и правда хотелось спать. Из приличия, подождав 10 минут, она заснула прямо на прилавке.
- ПРОСЫПАЙСЯ, ЛЮБОВЬ МОЯ!
Магазин наполнял резкий свет утреннего январского солнца.
- Что? - пролепетала кассирша, пытаясь растереть затекшую руку и навести фокус.
- ЭТО ЖЕ Я! ТВОЙ ПРИНЦ!!!
Голос был немного глуховат, как будто доносился из шкафа. Девушка заметила огромную коробку в паетках, и с опаской направилась к ней.
- НУ ОСВОБОДИ ЖЕ! СПАСИ МЕНЯ ОТ ПУТ! - не уставала коробка.
Дрожащими руками стала снимать оберточную бумагу с коробки. Когда остался один слой, крышка коробки с треском порвалась и оттуда выпрыгнул белокурый юнец с локонами до плеч, в одеянии принца, в алом плаще, с лучезарными голубыми глазами и белоснежной улыбкой, напоминающей букву D.
- НУ ЧТО, ВЛЮБИЛАСЬ? - поинтересовался он, продолжая орать так, как будто до сих пор находился в коробке или за пару км от кассирши.
- Вы кто? - возмущенно спросила она, хотя давно поняла, кто этот странный... принц.
- Я ЖЕ ТВОЯ ЛЮБОВЬ! С ПЕРВОГО ВЗГЛЯДА! ТЫ МОЖЕШЬ ПОСТАВИТЬ МЕНЯ КУДА-НИБУДЬ И ЛЮБОВАТЬСЯ. И НАКОРМИ.
Кассирша, насупившись, подошла к коробке и стала искать обратный адрес. К дну была приклеена бумажка, похожая на чек. "В случае порчи товара - отправить в бюро неподошедших подарков."
Девушка еще полминуты внимательно смотрела на принца, пытаясь понять, точно ли она не влюбилась в него. Принц героически и терпеливо выдержал это испытание, моргая с одинаковым интервалом.
- А что с вами сделают, если я отправлю вас в бюро?..
- СО МНОЙ-ТО НИЧЕГО! - героическим голосом прокричал прекрасный принц. -ЭТО ТЫ, ЛЮБИМАЯ, ОСТАНЕШЬСЯ БЕЗ ПОДАРКА!
- Вы замечательный принц, я впервые такого вижу, но вы не похожи на любовь с первого взгляда, - извиняющимся тоном проговорила кассирша.
Принц с лучезарной улыбкой выслушал это заявление. Спустя секунд 40, он, кажется начал подозревать о значении ее слов и между его бровями пролегла складочка.
- Знаете, где находится бюро?
- ЧТО? - улыбаясь, спросил принц.
Девушка тяжело вздохнув, беспомощно опустилась на коробку.
- Что же делать, куда же его деть, куда позвонить... Хм, позвонить?
Она в надежде стала осматривать коробку, и с радостью, практически сразу же обнаружила какой-то номер без указания организации.
- КУДА ЗВОНИШЬ, ЛЮБИМАЯ? - спросил принц, разглаживая несуществующие складки на лосинах.
- Здравствуйте, - неуверенно начала кассирша, - это.. это вы послали мне принца в коробке?
- О чем вы говорите? - хладнокровно ответили из трубки.
- Ну, я загадала желание, мне прислали мою... мне прислали принца, но он кажется, не подходит мне.
- Уверены, что не подходит?
- Да!
- М-м. Странно. Что ж, подождите пару секунд, к вам подъедут работники из бюро неподходящих подарков и заберут его.
- Пару секунд? - удивилась девушка, но в трубке уже раздавались гудки. Кстати, очень нетипичные гудки, но это даже описать трудно, что они из себя представляли.
Спустя две секунды, с потолка, практически на кассиршу свалились два человека, орошив пол и часть прилавка побелкой.
- Мне пыль в глаза попала! - раздосадованно сказал один из появившихся, отряхивая костюм, напоминающий одеяние дорожного работника.- Где ваш принц? Не могли бы дать салф...
Сотрудник бюро не успел договорить, открытым глазом он встретился взглядом с глазом кассирши (которая, в свою очередь, так же пыталась открыть второй глаз, в который попала побелка и пыль)
"Вот оказывается, какая она, любовь с первого взгляда" - синхронно подумали они.


+

@темы: "праздничное настроение"

21:23 

кай
покричи для меня
Карты вен на твоих руках – тайные шифры к египетским подземельям, что паучьими сетками раскинулись у самого дальнего берега золотистого Нила.
Песок задувается мне в глаза, липнет ко лбу; где-то высоко в бесцветном, словно старые джинсы, небе горит злая звезда, она прожигает наши тела насквозь.
Я устал; я иду уже сорок пять тысяч лет - именно столько нужно идти, чтобы забыть тебя, чтобы выбросить все, с тобой связанное, из головы.
Мои ноги истерты в кость, а в ладонях ржавеют гвозди, кровь с венка капает на лицо. Может быть, я просчитался? Может, пошел не по правильному пути?
И подушки все еще пахнут летом твоих волос, медом твоего тела. Я отдал бы все, чтобы вернуть его, чтобы вывернуть память вспять. Скажи, что мне делать?
Швы на моем больном сердце гноятся и рвутся, как на собаке. Врач сказал, я буду жить, если вовремя вытащить нож, случайно забытый тобою во мне.
Я пошел бы домой, если бы помнил, где я живу. Я бы не умирал, если бы вспомнил, как нужно есть и дышать.
Ты – мое эм ка ультра. Твое имя стоит на репите задним фоном моей долгой комы.
Я открываю глаза – зима, сплю, открываю глаза – зима.

+

@темы: пентеракт

14:29 

broom-broom
Темный Лорд улыбнулся во всю тысячу зубов. (с) Как говорила моя бабушка:"Лучше выстрелить, перезарядить и ещё раз выстрелить, чем светить фонариком и спрашивать "Кто здесь?"
трещины медленно расползались по стенам, отколупывая штукатурку, слои краски от стен, осыпаясь пылью...
Комната была пуста, даже заброшена.
На полу валялся какой-то невнятный мусор, единственное окно было заколочено, а стены покрыты трещинами, облупившейся краской и осыпающейся штукатуркой, частицы которой медленно парили в лучах утреннего солнца, которые, пробиваясь сквозь плохо заколоченное кусками прогнившей фанеры окно, пронзали комнату десятками световых лучей, расплываясь яркими пятнами по полу.
Комната была мрачной, воздух в ней был спёртый и затхлый, но при всё при этом в ней кто-то жил.
Нет, никаких свидетельств пребывания в этом месте живого существа не было, тем более из этой комнаты не было выхода, единственное окно и то было заколочено, а двери и вовсе никогда не существовало.
Этот кто-то был там/ здесь/ в ней, и оно/ она/ он был там всегда...даже не так, он просто был.
Просто смотрел на эти солнечные лучи и лужи, на этот мусор, на эти трещины,...он был спокоен.
В некоторой степени он был этой комнатой, и в то же время не был ей.
Сколько лет было этому существу неизвестно, как и то, что это была за комната, почему он в ней жил и никогда не выходил из неё? а то, что не выходил - было доподлинно известно.
Было ли это добровольное заключение или насильственное тоже никто не знал, а это существо по какой-то причине этого не помнило, оно вообще практически ничего не помнило, оно только видело эту комнату, этот мусор, эти трещины, этот бесконечный танец пылинок в лучах пробивающегося сквозь прогнившую фанеру солнца.
Лучи солнца, кстати, тут были не всегда, просто в какой-то момент они взяли и появились и больше уже не исчезали, а ещё раньше тут не было ни трещин, ни мусора, ни окна заколоченного фанерой...тут был просто угол, тёмный и очень сырой, и это существо.
И это существо помнило, что ему было всегда очень холодно, оно лежало в этом углу, хотя если бы кто посторонний взглянул в этот угол, то ничего бы не увидел, свернувшись калачиком и просто лежало, очень много-много времени, бесконечность времени, которое в тоже время было меньше самой маленькой доли секунды, так всё было.
А потом появилось окно, появились серые обшарпанные, потрескавшиеся стены, появились лучи, и это существо смотрело на всё это, и ему было спокойно.
А в это утро, казалось бы одно из многих, совсем обычное утро, но оно отличалось от других тем, что в это утро существо осознало, что оно есть, оно существует, оно материально. Оно вдруг увидело эту комнату, но увидело как-то по-другому чем раньше, увидело материально...ощутило затхлый, спёртый запах этой комнаты, ощутило грязный, шероховатый, чуть прохладный пол этой комнаты, поднесло руку к солнечному пыльному лучу и ощутило тепло....
Это была девочка, маленькая, лет 10-12, в длинной до пят, серой, драной рубахе, с длинными светлыми давно не чёсаными волосами и огромными карими глазами.
"Я здесь" сказала тихо девочка, и неуверенно вступила в солнечное пятно на полу, подставив лицо яркому солнечному свету, зажмурив глаза.

+

@темы: Шляпа

02:19 

я поджигаю тамбур. танцую самбу, и всем светло. ©

Амели_Нико
мир номер ноль.
Раз за разом подляна чувствуется сильней, будто накаляется до бела.
И лет эдак через -дцать каждый из наших будет рожден без иммунитета
или устойчивости к красивой лжи.
Правда больше не жжет глаза, потому как жечь-то больше и нечего,
исчезают защитные пленки и розовые очки.
И в один момент накрывает огромная, всепоглощающая хандра
и сворачивает, сворачивает пополам,
а затем еще и еще пополам. Пока не превращаешься в пустоту,
которую можно выкинуть, ограничить от.
Но я знаю, что кто-то из этих моих будет глух к разборкам,
к теркам и теткам, сидящим возле подъезда.
Скалить зубки так, что от одного вида захочется лечь
и больше не дышать. Никогда.
Быть с заранее прожженным сердцем,
печенью и еще чем-то.
Может быть это не первая и не последняя жизнь их,
может сталкивались уже, как шары бильярдные и
теперь узнают друг друга по глухим и гулким отзвукам.
При ударе.
И когда-нибудь им не будет хватать электрического света,
будет не освещена огромная замерзающая планета.
Будут табунами от кого-то бегать мурашки по коже,
не имеющей цвета и запаха.

+

@темы: с.нежность

18:39 

Личинка

Вороний Череп
Из цветов венок сплету я, им и удавлюсь (с)
Моя оболочка внушает мне отвращение. Грузная, мясистая, она давит на меня, сжимает в тисках, заставляя меня трепыхаться внутри, подобно ночной бабочке, попавшей в стеклянные застенки лампы и бьющей по ним крыльями в бесплодном страхе перед гибелью. Волокнистое мясо, пропитанное красной, безвкусной кровью, ранит мои эстетические вкусы, входя в диссонанс с внутренним содержимым. Кроме маслянисто поблескивающих внутренних органов: переплетенных сероватых кишок, пропитанной кровью пористой печени, судорожно сокращающегося комка мышц и вен, - среди всего этого анатомического царства есть что-то еще, эфемерное, тонкое, весом всего в несколько грамм, но куда более глобального и цельного, чем бренная, внушающая отвращение оболочка. Мне кажется, что пора выпустить это «что-то» (я называю это Сущностью) наружу.
Достаточно одного маленького надреза, от подбородка до ключичной впадинки, чтобы это «что-то» хлынуло вместе с кровью вниз, на пол, разливаясь алым, пламенеющим морем. Поток подхватил и унес с собой стены небольшой неуютной комнатушки, заклеенные старыми желтыми обоями. Капли крови, смешанные с Сущностью, затаившейся внутри меня, проели брешь в тонких гранях бытия этого мира. Алый океан смыл с лица земли города, страны, людей, моих родных, моих друзей, - все то, что держало Сущность взаперти. Мне весело. В ушах тяжелыми раскатами звучит задыхающееся биение сердца и радостное пение крови, плескающейся у моих ног. Я больше всего этого мира, я вбираю его в себя, я вбираю его до конца, я вбираю больше, чем весь мир – выходя за его пределы, возвращаясь в крошечную комнату, обклеенную желтыми обоями. Мой океан крови высыхает до небольшой лужи, разлившейся между вздыбленным от сырости линолеумом. Моя оболочка рушиться на глазах, а моя Сущность истекает из меня с каждым ударом сердца. Я свободен?

22:08 

объясняю популярно: [DELETED user]
Я сама видела, как один несчастный сидел на подоконнике и целыми днями, без перерыва на обед и сон, ждал любовь. Ждал он так долго-долго, страшно представить сколько, любому бы надоело. Ему тоже надоело, и он перестал ее ждать.
В это время за углом, проснулась любовь, и коварно потирая руки, сказала:
- Ну наконец-то!
Незаметно подкравшись, любовь подобралась к человеку сзади, накинула ему мешок на голову, он был схвачен. Руки, ноги, и прочие органы человека были во власти любви, а голова и вовсе прекратила функционировать в этот момент. Вот так и теряют бдительность.

иногда я просыпаюсь другим человеком

главная