Ключом твоим открыта эта дверь.

{...}
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:15 

ONAMORE
Филигранный реформатор.
Помню, лет, прости Господи, восемь назад, когда мы ходили в интернет-кафе с дисками и скачивали целые сайты с фиками, уходили на месяц в задрот, потом повторяли процедуру. Вот тогда я понимаю, тогда были фики про труЪ мужиков: сэме целовал уке в губы, потом в шею, потом в грудь, дальше пупка стыдливо не спускался, переворачивал уке на животик и - ать-два. Все довольны!
Потом появилась эта треклятая тумбочка. Она была, как ящик фокусника, непонятно было - что внутри, суровый сэме лез в нее рукой, далее следовало затемнение.
В семнадцать лет я узнал новое для себя слово "любрикант". Как оказалось, это то самое, что скрывалось в тумбочке, потому, что в фанфиках наметилась новая тенденция. Любрикант не просто присутствовал, его начали применять! И вот тогда примерно начался этот разгул и анархия. Во-первых, любрикант не действовал без пальцев. Нужно было смазать им пальцы и ввести в уке сначала один, потом второй, потом - авторы и читатели дружно храбрились - третий! Потом оказалось, что ввести надо в попу.
Слово "попа", она же "задница" стала камнем преткновения. Авторы много экспериментировали , пока, путем большого количества проб и ошибок не нашлось депломатично-стыдливое "задний проход", который потом окружили рюшечками и прозвали "влажной дырочкой". Влажной, благодаря смазке конечно же. Вообще, все самые дикие фантазии смогли реализоваться благодаря любриканту. Году в 2003, наверное, весь фандом ВК с замиранием сердца читал о том, как Шульдих поимел Айу катаной. И всем понравилось!
У уке, тем временем появились части тела и ниже живота. Выяснилось, что у них тоже есть член, "настойчиво требующий к себе внимания". Вобще мне кажется, всем ужасам, что происходят сейчас в энцешных фиках, мы обязаны в первую очередь строптивому члену уке, который устроил целую революцию. Сэме никогда не были так привередливы, они входили, замирали, слышали болезненный вскрик уке, дрожали от возбуждения, делали своё черное дело и отваливались.
Не такими были уке. Где-то в те же годы, пасивы стали требовать минета. Авторы крепились. Теперь уке надо было не просто ласкать его юное, хрупкое тело, ему нужно было отсосать, перед этим прочертив влажную дорожку от груди до пупка. Слава богу незивестно, чем кончались эти первые минеты, потому, что потом в уке надо было вводить пальцы (сначала один, потом второй, потом, если ты Гаав-сама, третий) и делать свое черное дело, о минете как-то забывали, было не до того.
В 2004 году оказалось, что сперма не клубничная, не сладкая, не мятная, а горькая. Как вариант - соленая (тут мнения расходились и каких-то авторов даже начали подозревать в мухлеже). Оказалось, что во время минета ее надо глотать. Уке, которых к тому моменту тоже безуспешно пытались приучить к отсасыванию, дружно кривились и заявили, что они будут давиться и закашливаться. Сэме в свою очередь захотели "видеть лицо своего возлюбленого" и стали требовать от уке ложиться на спинку.
Я не спал ночами и переживал за отчизну. У партнеров начали расти волосы. и не на голове, а вы не поверите, ТАМ. Сначала они конечно были мало-заметные, прозрачные и даже полупрозрачные, мягкие и нежные, но затем, затем обнаглели и заколосились во всю. Эпилятора на них не было. Сэкс становился все более развратным, а к середине первого десятилетия двадцать первого века и вовсе случилось неслыханное. Какого-то уке поимели одновременно сразу два семе. У уке была маленькая дырка, для человека, но большая для всего жанра энцешных фиков. К 2006 году революция, устроенная уке, сметает последние преграды. Деление исчезает, партнеры начинают меняться! Сегодня я трахаю тебя, завтра ты трахаешь меня. Оказалось, что у человеческих возможностей тоже есть предел, и когда Юки с Шуичи рассказывали, что делали это 12 раз за ночь, их поднимали на смех.
Несколькими годами ранее появляется нон-кон, бедеэсем, ангст и - как высший авторский пилотаж - юст. В фике появляется новый герой - читатель. Оказывается, что трахать ему мозги куда интереснее, чем трахать уке.
Изменилась и сама одежда партнеров. Вместо рубашки на пуговицах, чьи полы медленно раздвигались, появились майки и футболки, которые резво задирались, а то и вовсе быстренько скидывались, символизируя эру сексуальной раскрепощенности.
В конце концов, это все привело к тому, что член уке (ставшего к тому моменту боттомом), появившийся еще столь недавно, зажил самостоятельной жизнью, да еще и развратил член семе. Теперь член вставал, падал, опадал, ложился, игриво выглядывал из-за резинки стрингов, возбухал, торчал, наливался силой/влагой/кровью, истекал смазкой, краснел, пульсировал, втягивался, молил, требовал и угрожал. Несколько дней назад я читал какой-то фик, где член плакал.
Короче, совсем распоясался. И вердикт был понятен - пороть. Пороть, пороть и пороть. Член видимо испугался и как собака поджимает уши, поджал яички. Путем долгих уговоров, кнут решено было заменить кулаком, сжимавшим член у основания, чтобы не своевольничал больше положенного и не кончал, когда не просят.
На горизонте тем временем показался отблеск красоты. Не успокоившись на достигнутом, боттомы заимели себе простату. В том смысле, что она у них появилась. Обозначившись поначалу как "та самая точка", постепенно простада требовала к себе все больше внимания. Ее нужно было коснуться, в нее надо было попасть, чтобы мир, давайте хором, "разлетелся на тысячу осколков". В начале 2007 года я читал какую-то статью, чей автор восхвалял фикрайтера за то, что у него Снейп мучился сорок минут, пытаясь попасть Люпину в простату. Старая жизнь отходила в прошлое. Самые прозорливые, которые запаслись энциклопедиями по анатомии еще вначале двухтысячных, оказались на коне.
Казалось, мир уже не мог содрогнуться, но он все-таки содрогнулся, когда выяснилось, что языком можно работать не только спереди, но и сзади. "Да нет, да вы шутите.." - шептали пораженные читатели - "лизать языком ТАМ?" "Ага!" - радостно отвечали авторы. Что? Господи, нет! Какая гадость - причитали топы - Ну, почему снова я?! "А что такое? - не понимали уке - Что вас не устраивает?" - Но это же...это же задница... - И что? Можно подумать, мы ею какаем. Да вы когда-нибудь видели, чтобы уке какали? Вот, так что не надо тут возбухать, чай не член."
Как грица, стерпится слижется слюбится.
В общем, теперь мы имеем, что имеем, извиняюсь конечно за столь убогий каламбур. И нынешняя энцешная сцена мне лично напоминает инструкцию для сборки: поцеловать, прикусить, облизать, взять в рот, ввести, снова ввести, еще ввести/войти без подготовки, двигая рукой, замерев, толкнуться сильнее, задеть простату, снова задеть простату, не сдержать восторженного стона, снова задеть простату, двигая рукой в том же ритме, кончить, забрызгав живот/чтобы сперма текла по бедрам партнера. По окончании хорошо бы это еще все вылизать. Хотя, конец двухтысячных и научил нас наконец-то пользоваться презервативами.
Если воспринимать энцу, как лакмусовую бумажку нашего развития, ну что ж - растем.
Источник.

04:19 

кай
покричи для меня
Девушка с белыми волосами дает мне кружку молока, полную песка и тертого в пыль стекла. Я выпиваю залпом, и из моих ладоней начинает капать кровь. Травинки шекочут мне нос, под ногами - выращенные свинцовой тучей круги из черной воды, по которым бегают босые дети из стекла. Они играют у станции и толкают друг друга под переставшие ходить поезда.

За холмами идет война, а здесь – сгоревшие под чернотой зноя вересковые поля отдают последние капли серого меда, спускающиеся с их ресниц липкими слезами. Высушенные тонкие пальчики васильков наклоняются к горячим и пустым тропинкам железных путей, их набухшие от жажды головки качаются в такт едва уловимого ветра, не несущего в себе ничего, кроме почти потухшего запаха прохладности дна долины. Еще немного и его желание свежести смешается с духотой воздуха, до краев набитого дымом горящей травы, вонью пота, кожи, волос и костей, жареных, вываренных в клей.

Я падаю на колени; они втыкаются в тяжелую горькую землю, ладони наждачной бумагой царапают кожу век, рвут истрескавшиеся щеки и губы. Только потом пыль дороги ловит мою спину, и вот уже перед глазами звенящая синева, краснеющая, словно переспевший фрукт, ржавчиной по краям. Меня заливает-заливает-заливает этой чудесной сладостью, я хватаю ее пересохшим ртом, всю, без остатка, чтобы никому не досталось. Все труднее дышать, я меняю каждый вздох на вспышку в моей голове, наполненной железными осколками. Бабочки садятся на кусочки моих волос, и их лапки переплетаются в бессмысленных танцах, тайных знаков которых не разобрать. Я слышу, как поют сирены, и привязываю себя к мачте корабля липкими от меда и лжи лапками ос.

Я вспоминаю Девушку-с-белыми-волосами. Не трогайте поцелованных морозом роз, потому что ее руки были нежнее их лепестков.

Я плачу.

Мои слезы соберут крылатые муравьи, они напоят ими своих детей. А вечером пойдут колотить гробы да виселицы из собственных ножек. Возьмите мои руки, из них вырастут яблони. Возьмите мои глаза, из них вырастут вольчи ягоды.



@темы: непентеракт

21:10 

Птица Сомненья
Мы погибли мой друг. Я клянусь, это было прекрасно!
Сегодня я узнала, что скоро еду в Москву.

Похоже, что она в меня влюбилась - иначе с чего бы ей меня звать так настойчиво по поводу и без?
В прошлый мой визит, в итоге оказавшимся крышесорванным и печальным, Москва старалась приобнять меня за плечи и как-то скрасить мое одиночество.
- Я тебя не люблю. Но мне плохо. Побудь со мной рядом, - цеплялась я за ее ветки метро, и Москва ласково улыбалась мне, весь день бродила со мной рядом, бок о бок, подсовывала под ноги верные улочки-ворота-подворотни-повороты-привораживала меня запахами кофе и холодом мороженого, лила за ворот рубашки воду, водила меня, переводила, довела до вокзала и даже показала каменного демона, точь-в-точь похожего на живопись Врубеля. Мол, ты же любишь Врубеля - смотри он есть у меня и в граните, и в стали отлитый, все как ты любишь.

А сегодня она мне звонит.

- Птица, - говорит, - приезжай в столицу, будем пить, веселиться, встречать знакомые лица. Езжай сюда, тут у нас новая игра, совсем как летом, я соскучилась, пора уже и встретиться наконец, долго ли ты от меня бегать будешь? Не убежишь, не улетишь, не уползешь, я найду тебя в самых темных закоулках, гулких, пылких. Помнишь шар, летящий в синем небе, красный от мороза, помнишь забытую розу, увядшую, отбросившую лепестки как копыта, помнишь раскаленные плиты гранита под голыми ногами, руками, игру с чужими волосами. Глазами ищу тебя, у меня есть твоя кровь в недрах лестницы, ведущей вниз, а может быть ввысь, к тому самому вокзалу, откуда ты уезжала.

Говорит и смотрит на меня своими жидкими золотыми зрачками.

- Едь сюда, у меня есть работа, приходи в четверг, пятницу, может в субботу, только приходи обязательно, обяжи меня, свяжи, накажи, заточи об мои ребра нож, только пальцы не трожь - смотри сколько в пальцах колец-монет, они такие же красно-оранжевые напросвет как солнце в зените, как пятак на глаз, как червонец, втоптанный в грязь.

Я отворачиваюсь, чтобы не видеть этих шальных козьих глаз.

- Ты, конечно, можешь остаться, мотаться по мокрым железным крышам, можешь менять адреса-голоса-даже собственное лицо топить в вине-неве, можешь дрожать под свинцовым дождем - мы подождем. Мы дождемся - я и мое красное золото, мы ведь ярче, сочнее твоей стали, мы стали теплее, сядь сюда, протяни свои руки к камину, не строй кислую мину, горькую тоже не надо. У меня есть кусок шоколада, молочного, как ты любишь.
Или тебе все-таки нравится, когда рожа похожа на квелую шпротину, зашоренную за решеткой летнего сада? Тебе это надо? Надо надежду лениво лелеять под ливнем на серой алюминиевой линии, смотреть в это пасмурное тучное небо, страдающее отдышкой, когда уже слишком много серого, грязи, мразей, беспричинных связей и быть ими схваченной за шкирку?

Она двигает густо напомаженными губами, пахнущими, на мой взгляд, слишком приторно.

- Приезжай, я тебя встречу, привечу, обогрею, укутаю шалью шею, не тем мерзким шарфом, который стелется за тобой, как крысиный хвост, а платком, сшитым из света звезд на кремлевской стене. Только не говори мне, что ты не приедешь. Не надо. Надо же как-то тебя порадовать. Хочешь я дам тебе в руки яблоко на золотом блю...

- Москва, я тебя не люблю.

@темы: Птичьи россказни

00:44 

Маленькая девочка очень любила солнце. Она была такая маленькая, что деревья в лесу, в котором она жила, по сравнению с ней казались гигантами. Огромными и страшными. Поэтому каждое утро, на рассвете, девочка бежала к полянке на опушке, пытаясь как можно быстрее минуть чащу, и смотрела целый день на небо, на солнышко. Приходя на свое привычное место, она здоровалась со своим единственным другом. Она брала с собой кулек с едой и делилась ей с ним.
- Доброе утро, Солнышко, - щебетала она как птенчик. - Я сегодня хорошо спала. А ты?
Солнце отвечало ей теплотой.
- Тебе снились какие-нибудь сны? - наверное, это был ее любимый вопрос. - А мне вот снилось бескрайнее море, о котором я читала в сказках. И тебя я видела в своем сне. Ты было таким веселым, таким добрым. Море тебе очень нравилось. Ты играло с его волнами, синими, с белыми барашками. Ты было таким красивым. Солнышко, а ты правда играешь с морем?
Будто отвечая, солнце разразилось ярким светом, поднимаясь все выше и выше из-за крон деревьев. Лучи нагревали полянку. Приятный ветерок гулял среди травинок.
- Солнышко, спасибо, что ты есть, - девочка благодарила его каждый день.
И каждый божий день солнце, словно благодарило девочку, что она есть, улыбаясь ей теплыми лучиками.
- Сегодня я принесла рогалики с маслом. Мама приготовила. Они очень вкусные. Попробуй! - девочка весело смеялась, когда предлагала солнцу отведать то, что она приносила с собой.
- Мне так хорошо с тобой, - она каждый день говорила это после того, как поест, а потом разваливалась на траве и засыпала.
Солнце ласкало ее длинные светлые кудрявые волосы, ее кудрявые щечки. Оно будто умилялось тому, как она мило сопела на опушке. И ждало ее пробуждения.
Очнувшись от дневного сна, девочка рассказывала солнцу сказку, которую читала накануне.
- Знаешь, когда-то давно были рыцари. Благородные рыцари, которые спасали принцесс из высоких башен. Они сражались с драконами, чтобы покорить сердца прекрасных девушек. Но был один мальчик, который не был ни принцем, ни рыцарем. Он жил в обычной деревушке. Он был обычным пастухом. И, однажды, в его деревню приехал молодой принц. Он пожелал остановиться в доме того пастуха. За обедом принц рассказал семье мальчика о своих подвигах и о том, куда направлялся. Принц всей душой жаждал найти свою прекрасную принцессу. Объездил многие королевства, ища ту единственную, но никак не мог ее найти.
Солнце безмолвно и с интересом слушало сказки девочки, ловя каждое слово, каждый звук.
- Молодой принц искал себе самую прекрасную девушку. В детстве он слышал от своего наставника легенду о том, что в высокой башне заперли юную принцессу. Говорили, что на нее было наложено некое проклятье, из-за которого она не могла появляться на дневном свете. Если бы она вышла из своей комнаты, солнце бы тут же ее сожгло. Говорили, что одна злая ведьма предсказала, что та принцесса будет самой красивой девушкой во всем мире, и, чтобы не допустить того, чтобы ее кто-то полюбил, с малых лет наслала на принцессу это ужасное проклятье. Принц же во что бы то ни стало желал освободить девушку и взять ее в жены. В легенде говорилось, что лишь тот, кто любит способен преодолеть силу огня.
Пастух слушал эти рассказы и всей душой влюбился в ту прекрасную принцессу, запертую в башне, но не подал и виду. Он напросился ехать с принцем под предлогом того, что жаждал приключений. Принц же, недолго думая, согласился взять его с собой.
Несколько лет продолжалось их путешествие. За это время мальчик-пастух понял, что принц был влюблен лишь в себя. Он делал все ради собственного блага. Он грабил дома, заставлял страдать людей. Не по нужде, а по собственному хотению. Одним словом этот принц, которым мальчик сперва восхищался, оказался лживым и плохим человеком.
И вот, найдя ту самую башню из легенды, они с пастухом поднялись на самую ее верхушку. В тесной комнате с глухо зашторенными окнами на кровати спало прекрасное создание. Принц окликнул девушку. Но так не просыпалась. Он подошел к ней. Выглядывая из-за могучего плеча принца, пастух увидел ту, которую любил всем сердцем, пусть даже и не видел ее до этого ни разу. Любовь охватил всего его полностью. Он не мог вымолвить ни слова. Принц же заметил что мальчик-пастух онемел от охвативших его чувств и приказал немедленно спуститься вниз и ждать у входа в башню, иначе он прикажет его казнить.
Не чувствуя своего тело, будто несомый нежным ветром, мальчик спустился вниз. Это чувство его поглотило от кончиков пальцев ног до самой макушки. Принцесса стала для него всем смыслом его жизни. Он жадно глотал каждый вдох, его сердце билось так, что готово было выпрыгнуть наружу. Стоя у входа в башню он не мог дождаться, когда принцесса спустится, он всей душой хотел увидеть ее еще хоть раз, хоть одним глазком. Он вовсе и думать забыл о том ужасном заклятии, которое было на нее наложено.
Вскоре послышалось, как двое спускаются вниз по лестнице. Скрипнула дверь. Принц первый вышел на воздух, протягивая руку девушке, скрытой в тени дверного проема. Она протянула ему свою тонкую белоснежную ручку. И тут огонь, жаркое пламя охватило принца. Он кричал от бои и страдания. Вся его свита смотрела на эту ужасную картину. Принц горел заживо. Но он лишь причитал о том, как он, такой прекрасный и могущественный, погибает такой смертью.
Взгляд мальчика-пастуха же был устремлен на принцессу. А она смотрела на него. "Эта легенда была ложью?"- прошептал мальчик. "Нет,"- ответила ему принцесса, - "Лишь тот, кто действительно любит способен преодолеть силу огня. Ведь так в ней говорилось? Так оно и есть." Мальчик понял всю суть этой легенды.
Принцесса же полюбила пастуха. Они вернулись в королевство, к котором правили родители девушки и жили долго и счастливо.
- Солнышко, а это просто сказка? Или так было на самом деле? - девочка вопрошающе подняла глаза к небу. - Если это действительно было, то спасибо тебе за то, что сделало того мальчика счастливым.
Милая лучезарная улыбка раскрасила лицо девочки.
Тем временем солнце стало медленно опускаться, разбрасывая будто красные, желтые и оранжевые перья по облакам. Улыбаясь девочке в ответ оно уходило за горизонт, чтобы завтра снова озарить небеса.
Девочка тоже стала собираться домой, чтобы прочесть перед сном новую сказку и рассказать ее на следующий день Солнышку.
- Спасибо, за сегодняшний день. Завтра мы вновь увидимся, обещаю тебе. И, я надеюсь, что когда-нибудь и ты мне что нибудь расскажешь, - и девочка скрылась за деревьями.
А солнце в последний раз улыбнулось и опустилось за кроны деревьев, пустив в небо несколько последних красноватых лучей.

01:43 

кай
покричи для меня
Алекс, не умирай, пожалуйста
предлагаю устроить конкурс, сладкие (или не очень) призы от меня гарантируются

предложения в комментарии
1) опять конкурс с картинками?
2) по фразам? по 5ти словам?
3) по первому предложению?
4) ?
запись создана: 04.06.2012 в 17:25

Вопрос: нужен конкурс?
1. да  47  (88.68%)
2. нет  6  (11.32%)
Всего: 53
18:24 

Атимита
"Сколько человека не воспитывай, а ему все равно хочется жить хорошо"©
...Страшно ломило суставы.. Но боль была привычной. Она лишь потянулась, чтоб размять их слегка, и стряхнула черную шерсть, налипшую на тело. Глаза постепенно приняли привычный голубой оттенок. На руке тихонько звякнул колокольчик.
Чтобы успокоить сердце, Она медленно вдохнула и выдохнула. Она сама по себе.. Ей не нужна жалость, пусть даже из добрых побуждений. И замкнутость в четырех стенах. Только свобода. Этими словами Она пыталась убедить себя, что поступила правильно.
Мысли прервал звонок в дверь. Вздрогнув от неожиданности, Она поспешила одеться. Успокоившееся было сердце снова бешено заколотилось, пытаясь вырваться наружу. Шестое чувство не подводило даже сейчас, оно единственное никогда не подводило. Она знала, кого увидит..
- Добрый день! Извините, но вы случайно не видели черную кошку? Она, кажется, забралась в ваш сад, у нее еще..
Взгляд упал на Ее руку. Он осекся и замолчал. Алая лента и колокольчик. Тот самый колокольчик..

@темы: зарисовки, проза, фантастика

15:44 

кай
покричи для меня
В какой-то из жизней я был мальчиком из 39-го. Иногда я просыпаюсь им.

Миссис Норвилл сидит в кресле-качалке на крыльце своего дома. Из открытого настежь окна свесилась занавеска, ее раздувает ветер. Кресло тихо поскрипывает, миссис Норвилл дремлет в тени навеса, но если мы пройдем совсем близко, то тут же проснется и позовет попробовать ее фирменный кекс с лимонной цедрой, знаменитый, наверное, на всю Луизиану.
«Мальчики, - скажет она, доставая из холодильника ледяной апельсиновый нектар, - угощайтесь, что же вы на пороге стоите». Лимонад настолько холодный, что графин покрывается тонкой корочкой льда, а пирог к нашему приходу уже успеет остыть.
Я поворачиваюсь на пятках к Тому. Его волосы и ресницы стали почти белые от солнца за лето, а кожа настолько черной, что кухарка постоянно смеется - скоро будет путать его со своим сыном Джо.
-Хочешь, покажу кое-что?
- Что? – лениво протягивает Том, поднимая велосипед с дороги.
- Смотри, - я засовываю руку в карман шорт и достаю помятый спичечный коробок. Осторожно отодвигаю крышечку и протягиваю открытую ладонь.
- Ого, да он же дохлый, - Том наклоняется, чтобы рассмотреть жука поближе.
- Сам ты дохлый! – обиженно говорю я и убираю коробок обратно в карман, закидывая ногу через седло велосипеда. – Ты хоть видел когда-нибудь такого огромного светляка?
- Видел-видел, и не таких видел, - Том отталкивается от земли, вцепляется в руль обеими руками, и всего через пару секунд уже в нескольких метрах от меня.

Я нагоняю его только на выезде из города, где желтоватым морем раскинулись кукурузные поля. Солнце печет мне в спину, а полуденный жар выматывает настолько, что мне начинает мерещиться звяканье кубиков льда в стакане сока. Пыль как туман поднимается с грунтовой дороги, песок летит в глаза. Колосья чуть слышно шуршат сухими листьями, когда мы, бросив велосипеды на обочине, врываемся в кукурузную стену. Не видно ничего кроме голубого кусочка неба над головой - вокруг только золотые хрустящие заросли.
Мы бежим. Бежим, пока в ногах еще остаются силы, а в горле голос, чтобы кричать. Когда мы останавливаемся, чтобы немного отдышаться, поле уже за спиной, а впереди болотистый лес, с небольшим почти полностью заросшим травой озером в самой середине, купаться в нем, конечно, нельзя, зато это отличное место, чтобы ловить головастиков, а если очень повезет, то можно поймать и тритона. В прошлом году старший брат Тома поймал целых три штуки и посадил их в банку из-под джема, со всех, кто хотел на них посмотреть, он брал плату в пять центов. Желающих было немного, честно говоря, на тритонов посмотреть хотелось всем, но платить за это не хотел никто.
- Что делать будем? – Том стоит, подняв ладонь к лицу, прикрываясь от солнца.
- Не знаю, - говорю я, потягиваясь.
Мы входим вглубь леса, над головами, испуганно щебеча, взлетает целая стая птиц. Сразу становится темно. Здесь свежо, даже немного прохладно. Пахнет влажной травой, ряской, на обездвиженной поверхности воды. С кипарисов свешиваются мхи, похожие на длинные седые волосы. Пот на лбу быстро высыхает. Я хочу остаться на берегу еще немного, чтобы не возвращаться в поля – ад, дышащий жаром лета. Отсюда, с края низины, видно и дорогу, по которой с пыльными хвостами, проносятся редкие автомобили, и кукурузную ферму, и даже немного город.
Мы находим отличные палки, не толстые и не тонкие, и начинаем исследовать илистое дно озерца. Палка входит в ил мягко, будто бы дна вовсе и нет.
- Глубоко, - вздыхает Том, - а может, это вообще болото.
Я молчу, увлеченный занятием.
- А помнишь, мистера Филипса, ну, этого, заправщика, - Том встает, кидает палку в воду, отряхивает руки и вытирает ладошки о штаны.
- Ну, - я смотрю на него снизу вверх.
- Он же утоп. В болоте. Так, может, он, это, тут и утоп.
Я сначала даже немного пугаюсь, но потом смеясь, бросаю палку на землю.
- Отсюда до больших болот не меньше пятидесяти миль, - говорю я, оглядываясь по сторонам.
Вокруг только низкие кипарисы и светло-зеленые камыши.

Домой мы возвращаемся поздно, солнце медленно закатывается за горизонт. Жара сменяется приятной прохладой, но нагретый за день асфальт все равно теплый, я чувствую это сквозь подошву кед. В тишине улиц стрекочут цикады. В домах горит свет. Мы идем пешком. Я прощаюсь с Томом на пересечении Т. и Н. стрит, а сам поворачиваю влево. Ехать совсем не хочется, я иду медленно, слушая, как из домов с распахнутыми настежь дверьми доносится звуки телевизора, шипение радиоприемника, стук стаканов и звяканье столовых приборов. Кто-то смеется, где-то вдалеке гавкает собака. Какая-то женщина вышла на крыльцо, на ней легкое хлопковое платье, в руках стакан с содовой. Ее лицо скрыто тенью ветки дерева, наверное, она улыбается, а, может, она спокойна и не видящим взглядом, смотрит на соседние дворы. У нее тонкие пальцы и красивые щиколотки. Она стоит босая, прислонившись плечом к колонне веранды.
Я захожу в дом с заднего входа, оставив велосипед у дерева во дворе. На кухонном столе стоит стакан молока, выпиваю его залпом. Прохожу в холл, откуда видно отца и маму, сидящих в гостиной спиной ко мне. Отец читает газету, закинув одну ногу на другую. Мама, кажется, дремлет, положив голову ему на плечо. Их силуэты подсвечиваются белым – телевизор включен, но никто его не слушает. Я сажусь на ступени и смотрю на родителей. Отец складывает газету, прижимается губами к виску мамы. Она просыпается.
Я тихо, чтобы никто не заметил, поднимаюсь наверх. Раздеваюсь и ложусь в постель. Мама еще зайдет ко мне через несколько минут, под ее мягкими шагами скрипнут половицы, когда она подойдет к двери. Я притворюсь, что уже сплю, а она присядет на край кровати погладит меня по щеке. Я засну под бормотание телевизора из гостиной и стрекот цикад с полей.

@темы: пентеракт

13:53 

Кнютт
достает фокусника из кролика
вечер, маршруика. снимаю наушники, оглядываюсь по сторонам. молодой человек напротив ловит взгляд и нажимает на звонок остановки. утвердительно киваю. выходим, расходимся в разные стороны. он в спину: "девушка, извините, вы пингвин?" я - "нет".

09:57 

Атомная зима

Амели_Нико
мир номер ноль.
Зима не кончается. Ощущение, что не кончится никогда.
С каждым днем кровь все медленнее бежит по венам. С каждым днем сердце все замедляет свой бег.
И некому дыханием греть холодные длинные пальцы.
Не с кем летать с крыши.
Нет бледных губ, которые так хочется целовать перед уходом. Бессильно. Целовать перед полетом.
Разрываются легкие и хочется ломать эти чертовы тонкие пальцы. Стягивать кожу с выщербленных ключиц.
Хочется курить. Очень.
Хватит этих глухих и безлюдных улиц. Вооруженных. Выстуженных.
Мне бы твою руку. Твое плечо. Мне бы пепел этой зимы стряхнуть с волос.
Мне бы не быть собой.
Мне бы в небо.
По щиколотку. По колено. По ключицы.
Мне бы тонуть в нем. Хватать воздух ртом. Задыхаться.
А нервы - тросы из хромированной стали - не выдерживают. Выжигаются до основания. Болью. Рвутся один за одним. Отпускают в небо.
Холодное.
Чужое.
Мне бы выжить, meine Liebe.
Весна не настала.

@музыка: Evanescence - Oceans

@темы: с.нежность

20:56 

объясняю популярно: [DELETED user]
Врачи становятся свидетелями самых интересных явлений.
Как-то одному достаточно законопослушному гражданину среднего роста и среднего телосложения нездоровилось. Он нерегулярно делал зарядку, не очень пристально следил за питанием, сном и режимом дня. Если быть на чистоту - зарядку он делал раз в год, питался, когда вспоминал, что у человека существует такая потребность, а спал... когда само засыпалось. Тогда он позвонил своему всезнающему приятелю.
- Доброе утро, что-то я себя плохо и очень странно чувствую!
- Это как?
- Перепады настроения, то сердце болит, то такая радость нахлынет. Спать не могу совсем! Гиперактивность у меня. А внутри как-будто что-то мешается. Мыслей тьма, голова тяжелая, перевешивает то в одну сторону, то в другую.
То вперед.
- Может много специй в еду кладешь?
- Да вроде нет.
- Может недосыпаешь?
- Сплю, как обычно.
- Может, переутомление?
- Да вроде нет.
- Может, влюбился?
- Да вроде нет.
- Вот зануда. Ступай ко врачу.
Долго человек собирался с мыслями, не любил он по врачам расхаживать. Последний раз был у стоматолога в возрасте двенадцати лет. Стоматолог копался у него во рту, а сам пытался помириться с девушкой по телефону. Он был несколько невнимателен, и, кажется, совсем забыл, что его рука находится в чьем-то рту. Это огорчило мальчика и он прикусил стоматологу руку. Это огорчило стоматолога, и больше они не виделись. В остальном, состояние здоровья человека беспокоило редко. Точнее, беспокоило оно его частенько, только вот он стойко игнорировал и не беспокоился, но тут стало совсем невмоготу.
Терапевт оказался ленивым старцем, напоминающим только что отобедавшего кота.
- Ну что беспокоит, милый мой? - сладко пропел он.
Человек растерялся, глядя, как врач с нечеловеческой алчностью наблюдает за рыбками в аквариуме и щурится.
- У меня как бы... Как будто... Даже не знаю.
- Ну ты рассказывай, не стесняйся.
- У меня очень много места внутри. Не в желудке, а где-то на уровне легких, но дышать мне трудно. Как будто что-то мешается. Я постоянно переживаю, внутри мурашки бегают. И сердце мое беспокоится.
Терапевт с неохотой оторвал взгляд от аквариума и перевел его на пациента.
- Я знаю, что с тобой. Такое происходит, когда в людях строят города.
- Чего-чего?
- Ну, люди - существа очень удобные для строительства. В них столько всего! Имею ввиду, внутри. У кого душа побольше - бывает и страны появляются. Строят из чувств, из идей, из осознаний, осенений, переживаний, противоречий, мыслей. Из всякого такого материала. Но вообще-то, это редко кого беспокоит. Скорее наоборот - это здорово, что ты не пустой человек. Это не такое редкое явление, не беспокойся.
- Что такое вы говорите! Меня иногда прямо распирает, я не нахожу себе места! Мне больно, и страшно! Бывает, что мне так безумно хорошо, что все равно страшно. А бывает одновременно и грустно, и радостно, и злобно, и приятно, и интересно, и скучно, и безразлично, и... В общем, вы и не представляете, каково мне!
- Ну ладно, - зевая, проговорил доктор. - Раз уж ты, мой друг, такой истеричный, мы тебя осмотрим.
Он лениво поднялся с кресла, и виляя воображаемым хвостом направился к человеку. Медленно вытащив огромную лупу из кармана, он приподнялся на цыпочки, потому что был значительно ниже осматриваемого, и заглянул сквозь лупу, ему в ротовую полость.
- Ууу, теперь все ясно... - благоговейным шепотом проговорил он. - У вас там целая Вселенная.

@темы: "про людей"

17:16 

объясняю популярно: [DELETED user]
Жили были двое. Когда они увидели друг друга почти сразу прониклись взаимной симпатией. Ходили, и думали "ах, какая же она!", "ах, какой же он!" И так же синхронно они думали, что другой определенно привлекательнее, красивее, умнее, и тысячи эпитетов, чем они сами.
"Ну вот, научусь первоклассно играть в шахматы, тогда и подойду к ней"
"Ну вот, отращу волосы, тогда и заговорю с ним"
"Вот начну ходить в бассейн, тогда и подойду к ней"
"Вот выучу французский, тогда и улыбнусь ему"
И продолжали они смотреть друг на друга, правда по очереди, и каждый из них совершенствовался, и так же каждый думал:"ну вот, она мне не ровня, как же я такой к ней такой подойду?"
Она отрастила великолепные волосы, он поклеил новые обои, она научилась садиться на шпагат, он научился жонглировать семью предметами, она наладила связь с президентом, он писал песни и пытался их петь, она училась танцевать и участвовала в конкурсах, он купил красивый дом, она совершила кругосветное путешествие, но каждый раз подойти было как-то неловко.
" У меня же прыщ на носу, как я ему такая улыбнусь?"
Она снялась в паре знаковых фильмов для уверенности, он изобрел велосипед, она накопила на яхту, он завел жирафа, она открыла кондитерскую, он по утрам прыгал с парашютом, она отказалась от сладкого, он одевался у известных модельеров, но каждый раз смотрели друг другу в затылок, и стоило им отвернуться, тот, другой, конечно тут же поворачивался, но никто из них не мог этого видеть.
"Ну вот, досниму свой исторический фильм, тогда уж и подойду к ней" - решился он, "ну вот, выпущу тираж новой пиротехники, тогда уж и подсяду к нему в буфете"
Но, стоило ему доснять фильм, пришлось учиться пускать колечки из табачного дыма, а потом и человечков, и дома, и города дымные строить, ведь нет предела совершенству!
Им было уже по восемьдесят с небольшим, каждый, стар и млад, узнавали их на улице, все знали их имена.

Как-то их пригласили на совместное интервью, они тогда уже еле ходили, были подслеповаты и глуховаты.
- Господа, вы даже чем-то похожи, что вас сподвигло на такие достижения?
Они оба молчали, уступая друг другу слово.
- Я был(а) очень сильно влюблен(а)! - хором честно ответили они. - Да и до сих пор.
Они удивленно переглянулись и интервьюер захихикал.
Это был второй раз в их жизни, когда они встречались взглядом. И, что, удивительно, на этот раз к обоим закралось некое подозрение.
- Выйдешь за меня?
- Конечно!

В ЗАГСе уже все знали о последних событиях, коротенькое интервью разлетелось по всему миру за пару минут.
Перед бракосочетанием, человек поинтересовался:
- Каково же это, жениться на человеке, в которого всю жизнь был взаимно влюблен, но не понимал этого?
- Зато мы точно будем вместе до самой смерти! - сказали они.
Кстати, пожениться они так и не успели, умерли на месте в один миг.
К ним стекалась толпа людей, а бракосочетатель(?) метнулся в служебное помещение и резко сорвал трубку с телефона. Дрожащими пальцами с молниеносной скоростью, как будто от этого зависела его жизнь, он набрал номер.
- Алло! Сынок, сынок, помнишь ты спрашивал, кто самый глупый человек на Свете, а я не смог тебе ответить? Теперь могу! Их даже двое! Правда они только что умерли.

+

@темы: "про людей"

14:29 

broom-broom
Темный Лорд улыбнулся во всю тысячу зубов. (с) Как говорила моя бабушка:"Лучше выстрелить, перезарядить и ещё раз выстрелить, чем светить фонариком и спрашивать "Кто здесь?"
трещины медленно расползались по стенам, отколупывая штукатурку, слои краски от стен, осыпаясь пылью...
Комната была пуста, даже заброшена.
На полу валялся какой-то невнятный мусор, единственное окно было заколочено, а стены покрыты трещинами, облупившейся краской и осыпающейся штукатуркой, частицы которой медленно парили в лучах утреннего солнца, которые, пробиваясь сквозь плохо заколоченное кусками прогнившей фанеры окно, пронзали комнату десятками световых лучей, расплываясь яркими пятнами по полу.
Комната была мрачной, воздух в ней был спёртый и затхлый, но при всё при этом в ней кто-то жил.
Нет, никаких свидетельств пребывания в этом месте живого существа не было, тем более из этой комнаты не было выхода, единственное окно и то было заколочено, а двери и вовсе никогда не существовало.
Этот кто-то был там/ здесь/ в ней, и оно/ она/ он был там всегда...даже не так, он просто был.
Просто смотрел на эти солнечные лучи и лужи, на этот мусор, на эти трещины,...он был спокоен.
В некоторой степени он был этой комнатой, и в то же время не был ей.
Сколько лет было этому существу неизвестно, как и то, что это была за комната, почему он в ней жил и никогда не выходил из неё? а то, что не выходил - было доподлинно известно.
Было ли это добровольное заключение или насильственное тоже никто не знал, а это существо по какой-то причине этого не помнило, оно вообще практически ничего не помнило, оно только видело эту комнату, этот мусор, эти трещины, этот бесконечный танец пылинок в лучах пробивающегося сквозь прогнившую фанеру солнца.
Лучи солнца, кстати, тут были не всегда, просто в какой-то момент они взяли и появились и больше уже не исчезали, а ещё раньше тут не было ни трещин, ни мусора, ни окна заколоченного фанерой...тут был просто угол, тёмный и очень сырой, и это существо.
И это существо помнило, что ему было всегда очень холодно, оно лежало в этом углу, хотя если бы кто посторонний взглянул в этот угол, то ничего бы не увидел, свернувшись калачиком и просто лежало, очень много-много времени, бесконечность времени, которое в тоже время было меньше самой маленькой доли секунды, так всё было.
А потом появилось окно, появились серые обшарпанные, потрескавшиеся стены, появились лучи, и это существо смотрело на всё это, и ему было спокойно.
А в это утро, казалось бы одно из многих, совсем обычное утро, но оно отличалось от других тем, что в это утро существо осознало, что оно есть, оно существует, оно материально. Оно вдруг увидело эту комнату, но увидело как-то по-другому чем раньше, увидело материально...ощутило затхлый, спёртый запах этой комнаты, ощутило грязный, шероховатый, чуть прохладный пол этой комнаты, поднесло руку к солнечному пыльному лучу и ощутило тепло....
Это была девочка, маленькая, лет 10-12, в длинной до пят, серой, драной рубахе, с длинными светлыми давно не чёсаными волосами и огромными карими глазами.
"Я здесь" сказала тихо девочка, и неуверенно вступила в солнечное пятно на полу, подставив лицо яркому солнечному свету, зажмурив глаза.

+

@темы: Шляпа

09:07 

объясняю популярно: [DELETED user]
Неприметный молодой человек был в каждой бочке затычка. Единственное что, это выражение применительно к нему звучало довольно лирично. Он ходил по улицам, и говорил:"Господин, Вам бы отрастить бакенбарды и носить изумрудный шарф! Вы будете просто магнетически прекрасны."
"Мадам, Вам бы покрасить волосы в медово-рыжий и завивать локоны. Вы стесняетесь улыбаться, потому что у вас кривит рот, но если вы перестанете стесняться и продолжите улыбаться так кривовато, да еще и с вашими будущими рыжими локонами - весь мир будет у ваших ног!"
Неприметный человек шел в звукозаписывающие студии, прислушивался на минуту, и говорил:" Уважаемые, все бы прекрасно, но на пятьдесят шестой секунде надо сделать иначе! Добавьте звук волынки, может это и кажется абсурдным, но тогда эта песня будет покорять миллионы сердец!"
Махнув бледной ладонью, человек перебегал дорогу к булочной, и переводя дыхание, несколько секунд стоял, рассматривая кондитерские изделия. Потом, скупал пару десятков пирожных, и ни секунды не раздумывая, сообщал: "Любезный, передайте вашему главному кондитеру, что все изделия прекрасны, но если в тесто круглого печенья добавлять белки прежде желтков, а мак за пять минут до того времени, когда он привык это делать, а сахара убавить на пол чайной ложечки, то очередь у этого прилавка достигнет сотни километров!"
И не дожидаясь, пока ему ответят, неприметный юноша летел к лужайке, останавливать фотографа и подсказывать ему, что он конечно талантливый и оригинальный участник жизненных событий, но если он пойдет на риск и изменит ракурс на 75 градусов, то получит непременно то, что хотел, да еще и разбогатеет.
В следующий момент, неприметный человек спешил к торговцу шляпами, нашептывать ему, как следует изменить жесты и зазывательную речь, к почтенной даме, посоветовать, как лучше завязать шарф, к работникам, украшающим витрину, подсказать, что они делают не так.
И те люди, которые прислушивались к его советам, преображались на глазах и внешне, и в своей деятельности, и в своих отношениях.
В редкие секунды отдыха, неприметный человек едва успевал подумать, как же скорее избавиться от такой чрезмерной говорливости, и чего бы такого хорошего сделать для совершенствования собственной персоны, но дальше он даже додумывать не успевал, неподалеку седовласый дед уже совершал роковую ошибку, протягивая руку к оранжевому зонту, вместо зеленого.


+

@темы: про людей

19:07 

объясняю популярно: [DELETED user]
Некоторым людям приходится работать в праздники. И в Новый год, в том числе. Некоторые из них не слишком расстраиваются, "все равно не стал бы отмечать, глупости все это" - думают они.
Кассирша в магазине подарков, который в новогодние праздники работал круглосуточно, была тому не исключением. Новогодние рекламы, песни, и заходящие погреться подростки, раздражали ее. Каждый раз, когда она тянула ладонь к карману, чтобы достать огромный клетчатый платок и разрыдаться, кто-нибудь подходил с пряничным домиком или елочной игрушкой, или старым лимонадом в стеклянной бутылке, или, самое ужасное, пачкой бенгальских огней или парой хлопушек. В довершение всего - они поздравляли ее с наступающим, а некоторые с наступившим, у последних были такие лица, словно они и правда сознанием находились уже в будущем.
К 23:45 огромный магазин совсем опустел, кассирша, всхлипывая, достала из кармана куртки шоколадного деда-мороза и стала медленно его разворачивать.
Увидев незамысловатое лицо шоколадного дедушки, девушка расплакалась от досады и отложила его. "Бедный Дед Мороз, каждый год его едят в огромных количествах" - подумала кассирша.
- И правда,- проскрипел кто-то.
Кассирша подпрыгнула от неожиданности. Она аккуратно выглянула из-за прилавка, ожидая увидеть либо хулигана, либо настоящего Деда Мороза, но там стоял невысокий человек в зеленом пальто и очень мятой шляпе. Наверное, чтобы так сильно измять шляпу, ее надо было постирать в стиральной машине, а потом сесть на нее.
Девушка протянула ему руку, но человек проигнорировал, словно такой жест был ему совсем незнаком.
- Как ты, наверное, уже догадалась, - сказал незнакомец, жадно разворачивая, оставленного кассиршей, шоколадного деда, - я волшебник, и пришел, чтобы совершить чудо, исполнить какое-нибудь твое желание. Так всегда происходит, к кому-нибудь одинокому и несчастному, но милому обязательно приходит сказочное существо и исполняет его желание. Про это даже фильмы снимают и сказки пишут, мультфильмы делают, песни поют, короче это банальное донельзя дело.
- Неужели правда так бывает? И волшебники и правда так разговаривают?
Незнакомец, кажется, несколько сконфузился.
- Я впервые на службе, может чего не так сказал. Но это не твоего ума дело. Твоего - загадывать желание.
Девушка внимательно рассматривала человечка, который глазами рыскал по прилавку в поиске новой порции сладостей, и думала, принять его за мошенника или поверить в чудо. В конце концов, паспортных данных он у нее не просил.
- Я загадала, - решилась она.
- Ну-с, - спросил он, поспешно доставая блокнот и ручку, и принял вид ожидающего официанта.
- Я... в общем, мне хотелось бы... любви с первого взгляда, вот.
Волшебник скептически вскинул бровь.
- Уверена? Можно дом пожелать, собаку, утюг, ружье без лицензии... да тысячи полезнейших вещей!
- Да, я уверена, - сурово заявила кассирша, нависая над человечком.
- Что-же. Хорошо, глупая твоя голова. Прощай.
И с хлопком, точно как в старых фильмах, незнакомец исчез. Кассирше тут же показалось, что она просто отключилась на время. А ведь ей и правда хотелось спать. Из приличия, подождав 10 минут, она заснула прямо на прилавке.
- ПРОСЫПАЙСЯ, ЛЮБОВЬ МОЯ!
Магазин наполнял резкий свет утреннего январского солнца.
- Что? - пролепетала кассирша, пытаясь растереть затекшую руку и навести фокус.
- ЭТО ЖЕ Я! ТВОЙ ПРИНЦ!!!
Голос был немного глуховат, как будто доносился из шкафа. Девушка заметила огромную коробку в паетках, и с опаской направилась к ней.
- НУ ОСВОБОДИ ЖЕ! СПАСИ МЕНЯ ОТ ПУТ! - не уставала коробка.
Дрожащими руками стала снимать оберточную бумагу с коробки. Когда остался один слой, крышка коробки с треском порвалась и оттуда выпрыгнул белокурый юнец с локонами до плеч, в одеянии принца, в алом плаще, с лучезарными голубыми глазами и белоснежной улыбкой, напоминающей букву D.
- НУ ЧТО, ВЛЮБИЛАСЬ? - поинтересовался он, продолжая орать так, как будто до сих пор находился в коробке или за пару км от кассирши.
- Вы кто? - возмущенно спросила она, хотя давно поняла, кто этот странный... принц.
- Я ЖЕ ТВОЯ ЛЮБОВЬ! С ПЕРВОГО ВЗГЛЯДА! ТЫ МОЖЕШЬ ПОСТАВИТЬ МЕНЯ КУДА-НИБУДЬ И ЛЮБОВАТЬСЯ. И НАКОРМИ.
Кассирша, насупившись, подошла к коробке и стала искать обратный адрес. К дну была приклеена бумажка, похожая на чек. "В случае порчи товара - отправить в бюро неподошедших подарков."
Девушка еще полминуты внимательно смотрела на принца, пытаясь понять, точно ли она не влюбилась в него. Принц героически и терпеливо выдержал это испытание, моргая с одинаковым интервалом.
- А что с вами сделают, если я отправлю вас в бюро?..
- СО МНОЙ-ТО НИЧЕГО! - героическим голосом прокричал прекрасный принц. -ЭТО ТЫ, ЛЮБИМАЯ, ОСТАНЕШЬСЯ БЕЗ ПОДАРКА!
- Вы замечательный принц, я впервые такого вижу, но вы не похожи на любовь с первого взгляда, - извиняющимся тоном проговорила кассирша.
Принц с лучезарной улыбкой выслушал это заявление. Спустя секунд 40, он, кажется начал подозревать о значении ее слов и между его бровями пролегла складочка.
- Знаете, где находится бюро?
- ЧТО? - улыбаясь, спросил принц.
Девушка тяжело вздохнув, беспомощно опустилась на коробку.
- Что же делать, куда же его деть, куда позвонить... Хм, позвонить?
Она в надежде стала осматривать коробку, и с радостью, практически сразу же обнаружила какой-то номер без указания организации.
- КУДА ЗВОНИШЬ, ЛЮБИМАЯ? - спросил принц, разглаживая несуществующие складки на лосинах.
- Здравствуйте, - неуверенно начала кассирша, - это.. это вы послали мне принца в коробке?
- О чем вы говорите? - хладнокровно ответили из трубки.
- Ну, я загадала желание, мне прислали мою... мне прислали принца, но он кажется, не подходит мне.
- Уверены, что не подходит?
- Да!
- М-м. Странно. Что ж, подождите пару секунд, к вам подъедут работники из бюро неподходящих подарков и заберут его.
- Пару секунд? - удивилась девушка, но в трубке уже раздавались гудки. Кстати, очень нетипичные гудки, но это даже описать трудно, что они из себя представляли.
Спустя две секунды, с потолка, практически на кассиршу свалились два человека, орошив пол и часть прилавка побелкой.
- Мне пыль в глаза попала! - раздосадованно сказал один из появившихся, отряхивая костюм, напоминающий одеяние дорожного работника.- Где ваш принц? Не могли бы дать салф...
Сотрудник бюро не успел договорить, открытым глазом он встретился взглядом с глазом кассирши (которая, в свою очередь, так же пыталась открыть второй глаз, в который попала побелка и пыль)
"Вот оказывается, какая она, любовь с первого взгляда" - синхронно подумали они.


+

@темы: "праздничное настроение"

08:43 

lock Доступ к записи ограничен

тигр-тигр, жгучий страх
они всё-таки будущие лётчики, а у меня цветы.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

08:46 

Чемоданы и феменистки

пирогы
потому что пирожок – он волшебный!(c)
Жозефина была девушкой обеспеченой, хорошо одевалась, завтракала по понедельникам и четвергам в кофетерии новомодной тогда гостиницы `Бланко`. У нее была потрясающая фигура, высокий рост, чем она очень гордилась, красивейший разрез глаз и длинные волосы, постоянно убранные в высокую прическу. Лицо можно было бы назвать идеальным, если бы не слишком сильно тянущиеся к вискам и чересчур черные брови (цвет волос у девушки был светло русый), придававшие ее красоте какую-то необъсянимую странность. Казалось что что-то не так, но понять с первого раза было довольно трудно.
Ее родители владели большим машазином в центре города. Отцовские умельцы делали потрясающую мебель, а он, в свою очередь, не скупился и платил им за работу неплохие деньги.
Мать, с самого рождения Жози, как звали ее друзья, сидевшая дома и, нередко бранящая прислугу за мелкие повинности, пила целыми днями чаи, или прогуливалась по паркам за ручку с подругами.

Родители уже какой год пытались выдать дочь замуж, но та была своенравна и вечно `себе на уме`. К тому же, Жозефина называла себя феминисткой, и тем более не собиралась заводить какие-либо отношения с мужчиной. По крайней мере не сейчас.
Однажды, пришедший на ее порог ухажер, жаждущий руки несравненной Жози, был без сожалений выставлен за дверь чуть ли не пинками, и почти покалечен своим же чемоданом, с которым ушел из дома. Девушка нещадно спровадила его, хмуря брови, и велела не появляться на глазах боле.
---
Сидя, как-то, на скамейке в парке с подругами, она разумела себе всяческие мысли. Мимо проходили юноши и мужчины в выходных черных и клетчатых костюмах, чрезвычайно модных тогда, и улыбались хохочущим девушкам, подмигивая, вызывая тем самым еще более заливистый смех. Учителя, мать и, чаще всего, отец, ругали Жози за то, что она была так нескромна в словах и мыслях. Жозефина выглядела куда взрослее и умнее своих сверстниц. И сейчас, загадочно улыбаясь, девица решила, что ее бы очень сильно наругали за те мысли, что витали в голове.

-Хорошо, - сказала Жози, с нарочитой аккуратностью расправляя складки на легком летнем платье, - хорошо, когда между ног ничего не болтается. - Вздыхая, договорила девушка.
Потруги захихикали и покрылись румянцем, толкая ее, призывая прекратить подобные разговоры, хотя сами всегда внимательно слушали умную Жозефину, которая имела отличное чувство юмора.
-А если и болтается, то, по крайней мере, не мешает думать. - Закончила она, смотря на зеленые раскидистые деревья.

(...)

+

@темы: минутное

17:12 

объясняю популярно: [DELETED user]
У одного ночного сторожа было великолепное зрение. Он охранял детский садик, а туда никто никогда и не порывался забраться, следовательно, работа у него была донельзя скучная. Он разгадывал сканворды и баловался пончиками, придумывал новые слова, учился пускать колечки из сигареты.
Однажды сторож решил пересчитать все звезды, которые увидит над собой. Когда он посмотрел на небо (а как мы помним, зрение у него было очень хорошее), увидел, что н Луне сидит кто-то и внимательно на него смотрит.
- Ты кто? - спросил удивленный сторож.
- Ночной сторож. А ты кто?
- И я!
Дальше земной сторож не знал, что и сказать, до того был поражен увиденным.
- Дай пончик - капризно сказал сторож с Луны.
Его коллега встал на цыпочки и высоко протянул руку, но не мог передать пончик.
- Кинь.
Сторож размахнулся и кинул пончик. Описав изящную дугу, тот скрылся за забором. Лунный сторож очень расстроился.
- Я вижу у тебя там еще много, - попытался прозрачно намекнуть он.

Когда рассвело, сторож сидел очень усталый, кругом все было усыпано сахарной пудрой и пончиками, хоть закинуты они были и похвально далеко, но так и не долетели до адресата. Несколько ночей подряд сторож вставал на стремянку, изобретал ракеты, но ничего не выходило. Лунный сторож ходил бледный и очень грустный.
- Прилетай ко мне когда-нибудь и угости меня пончиком.
- Хорошо! - с радостью согласился земной сторож.
Через некоторое время его перевели на другую смену, он переехал в другую квартиру и завел семью. Совсем забыл про свои ночные встречи с лунным коллегой. Однажды его жена испекла пончики, и они настолько живо напомнили ему о минувших событиях, что он не смог пообедать, а после и поужинать, а потом и заснуть. Он думал, что если действительно полететь на Луну с пончиками? Ведь он же обещал! Но прошло уже четыре года, сколько времен он потерял!
Бывший сторож был очень честным человеком и не мог позволить себе не сдержать обещание. Со следующего дня он уже бегал по медицинским осмотрам, проходил тесты. Много раз у него опускались руки, но он помнил, что тот, другой сторож ведь ему поверил. И никто его за язык не тянул говорить "хорошо!"

Прошло девять лет. Сторож полетел на Луну. Он взял с собой великое множество пончиков, представлял себе семью лунного сторожа, его лунную собаку или кошку, или может быть кролика. Пытался представить его дом, его кухню, где он бы пил чай с пончиками. А, может быть, лунные люди не пьют чай? Интересно, а откуда лунный сторож знал слово "пончик"? Интересно, а откуда он вообще знал слова земного языка?
Сторож очень волновался, что его приятеля будет трудно найти, что он его не вспомнит.
На Луне никого не оказалось. Совершенно никого - никаких строений и пещер, которые представлял себе земной сторож. Он до последнего не верил, что его необычный знакомый куда-то исчез. И существовал ли он вообще? Может он был плодом воображения или легким помешательством?
После возвращения на Землю, сторож ни с кем не мог разговаривать и не мог даже ходить на работу. Представьте, вы бы добивались чего-то полжизни, прикладывали бы реальные усилия, а потом оказалось, что ваша цель - миф?
Как-то ночью, сторож отправился в уже заброшенный садик вспомнить последний раз самую большую неудачу своей жизни и забыть. Он чуть не сел на землю от удивления, когда подняв глаз, встретился взглядом с чьим-то внимательным и строгим взглядом.
- Где ты был?! - хором сказали они.
- Я девять лет потратил на то, чтобы добиться возможности полететь на Луну! И что ты думаешь? Тебя там не было! Ты хоть понимаешь, что такое девять лет?! - возмущенно кричал сторож.
- А я ждал тебя с пончиком! Очень долгое время ждал, никогда не уходил с работы, но потом я понял, что ты забыл про свое обещание! И тогда я полетел на Землю, подумал, бессмысленно ждать тебя тут. И я, смею заметить, потратил на это все тоже приличное количество времени.
Они удивленно смотрели друг на друга.
- Значит, мы просто разминулись?.. - пробормотал сторож.
- Но ты меня все-таки как-нибудь угости пончиком, если встретимся.

@темы: "по ночам"

23:21 

Что такое одиночество? Это когда тебе 18 лет, а твои родители не будят тебя по утрам в институт, потому что их просто нет рядом, они далеко, живут уже не твоей жизнью. Это когда на кухне в специальной подставке для столовых приборов, чтобы вода могла стекать, стоит только один комплект: одна вилка, один нож, одна чайная ложка. А в ванной комнате в стаканчике только одна щетка для зубов. Это когда ты идешь в магазин после учебы и закупаешь еду только на следующий день, а потом вечером готовишь ее и кладешь в холодильник, чтобы на следующий день, придя уставшим, просто разогреть. Это когда ты куришь у себя в комнате, и никто не даст тебе по шее. Это когда тебе даже не нужно класть денег на телефон, потому что знаешь, что тебе некому звонить, а если кому-то надо, то сами позвонят. Это когда ты чудом просыпаешься по будильнику. Это когда весь вечер можно потратить на дурацкие приложения в контакте или на просмотр в очередной раз всех сезонов Гриффинов. Это когда можно ходить голым по квартире, не боясь ничего. Это когда по вечерам становится невыносимо грустно. Это когда некого обнять, когда у тебя неприятности. Это когда ты пьешь чай и читаешь книгу в тишине. Это когда тебе уже надоели порно-фильмы. Это когда у тебя возникает какое-то чувство неизбежности. Это когда вспоминаешь прошлое, когда родители уезжали на выходные за город, а ты радовался этому внезапному уединению, а иногда даже приглашал друзей, и у тебя появляется дурацкая улыбка на лице от этих воспоминаний. Это когда ты можешь целый час сидеть на кухне и смотреть в экран выключенного телевизора. Это когда начинает зарождаться привычка подливать в кофе коньяк перед сном. Это когда тебе очень одиноко.
И вот тогда ты понимаешь, что перед тобой целый мир, куча возможностей, а тебе просто хочется обнять маму. И больше ничего не нужно.

00:34 

Ночные рассуждения

Старый грустный пень
Я слишком много сомневаюсь.
- Ночь-особое время. К ночи человек устаёт лгать, лицемерить, притворяться. И чем сильнее он устанет, тем честнее он будет с собой и с теми, кто окажется рядом.
- А если все люди на земле не будут спать, они станут честнее?
- Вовсе нет. Человек не может не спать, в этом вся прелесть. Люди могут не спать сутки, двое, твое... Они начнут грубить окружающим, говорить правду, делать то, что им хочется, расползаться по норам в поисках укрытия от людей... Но они всё равно уснут. А назавтра проснутся, позавтракают, причешутся, поправят съехавшую маску и с новой силой начнут лицемерить. Только вот глаза ещё несколько дней будут выражать голод по одиночеству без людей.

@темы: очередной бред никому не нужного человека.

09:06 

тигр-тигр, жгучий страх
они всё-таки будущие лётчики, а у меня цветы.
Лохматый пёс обочин, норовящий свернуть на встречную полосу.
Однажды, а может и не единожды, он уже нёсся навстречу слепящим фарам, навстречу оглушающему шуму и визгу колёс. Рефлекторно он ускальзывал в последний момент, так до конца и не успев понять чего он только что избежал, и уходил обратно в тень, зализывая царапины, виднеющиеся сквозь пыльную шерсть.
Лохматый пёс обочин, с настороженным взглядом и напряжённым телом, готовый в любую минуту броситься, огрызнуться и замкнуться внутри себя. Прячущий глаза, он никогда не доверится случайным попутчикам - слишком велик риск обжечься на этой дороге, ведущей вперёд и в никуда.
Лохматый пёс обочин, непосредственный и неожиданно искренний, противоречащий сам себе, так и не повзрослевший, несмотря на взлёты и падения, осмысление и осознание.
Лохматый пёс обочин, уже не лохматый, уже не пёс уже и не обочин, уверенно двигается вперёд, не сворачивая. Меняется, уходит всё дальше и дальше, становится светлее, сильнее, но, я уверена, всё ещё любит сливки.

@темы: водовороты

иногда я просыпаюсь другим человеком

главная