• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: про плохое (список заголовков)
20:27 

заморыш Седжал
это весело. в какой-то степени.
Сара умирала каждый день по чуть-чуть. Ее кожа сначала побледнела, а потом и вовсе стала желто-серой. Глаза потухли и стали тусклыми, как у старушки. Джонни приходил в больницу с мамой и папой. Он не знал, чем болеет его сестра, но, судя по печальным лицам родителей, выздороветь ей было не суждено. Джонни уже ходил в пятый класс, и никак не мог понять, почему столько умных врачей, вооруженных разнообразными лекарствами, не могут просто вернуть жизнь в его сестру. С каждым днем Сара все больше превращалась в старушку. Иногда она вообще не разговаривала. Просто лежала, уставившись в потолок, а мама сидела рядом с ее койкой и плакала. Джонни тоже иногда плакал. Особенно в школе. Очень часто ни с того ни с сего. А учительница отпускала его с урока. Но он плакал не потому что хотел уйти с урока, а потому что вспоминал, как они с Сарой играли в салки прошлым летом, и как она весело смеялась, какая она была счастливая и беззаботная. В палате у Сары пахло лекарствами и все время тикали какие-то приборы. Джонни сначала пытался считать ее улыбки - если она часто улыбается, значит скоро поправится. Он бросил считать еще на прошлой неделе - Сара совсем перестала улыбаться. Она была похожа на куклу, поломанную и выброшенную на помойку. Джонни не мог на нее смотреть, он хотел ее спрятать, чтобы никто не видел ее такой.
Когда Сару подключили к какой-то машине, воткнув ей в нос ужасные желтые трубки, Джонни понял, что хочет, чтобы она умерла. Осознание этого врезалось в его мозг настолько мощно, что вытолкнуло все другие его мысли. Он больше не хотел приходить к ней в больницу, не хотел видеть, как мама плачет, не хотел, сидя в машине, видеть в зеркале заднего вида папины красные глаза. Он хотел все прекратить. Джонни не был плохим мальчиком. Из тех, что поджигают кошкам хвосты и бросают камни в птиц. Ему не доставляло удовольствие тыкать мышиный труп палкой, чтобы из него вылезли черви. Он не был фанатом окунания очкастых мальчиков головой в унитаз на перемене. Но в десять лет он впервые подумал об убийстве. Об убийстве собственной сестры. Эта мысль стала навязчивой. Она отнимала все его время. Джонни почти не спал по ночам. У него были здоровенные синие круги под глазами. Но родителей это совсем не заботило - их больше ничто не заботило. Они шли в больницу навестить уже практически безжизненную чужую Сару, только потому что это было для них обыкновением. Они подчинялись каким-то импульсам из прошлого, жили привычками - привычка есть, привычка спать, привычка ходить на работу, привычка плакать. Они все стали похожи на Сару: и мама, и папа, и сам Джонни. Сара забирала из них жизнь, всасывала своими желтыми трубками. Она убивала их. Джонни больше не видел свою сестру в этом маленьком скукоженном теле. Он видел мумию, видел смерть. Он хотел, чтобы ее не было.
Это было воскресение. Они втроем пришли к Саре сразу после похода в церковь, куда они ходили тоже по привычке. После получасового молчаливого пребывания рядом с кроватью Сары мама решила, что хватит, и родители вышли. Джонни сделал вид, что вышел за ними, а сам медленно подошел к кровати. Прибор пищал, сообщая, что в Саре еще есть жизнь. Но Джонни не верил приборам так же, как не верил докторам. Он посмотрел на свою сестру без сожаления, как мясники смотрят на коров перед убоем. Ему было страшно, что кто-то может войти и увидеть, что он творит, но Джонни решил не отступать. Он вынул из носа Сары трубки, аккуратно достал из-под ее головы подушку и накрыл ею лицо девочки. Он не знал, сколько ему потребуется времени, он просто продолжал держать подушку, пока писк аппарата не стал монотонным. Затем Джонни быстро вернул подушку на место, вставил обратно трубку и прошмыгнул за дверь. Он знал, где находится уборная, поэтому сразу поспешил туда. Джонни слышал топот суетящихся докторов, когда за ним захлопнулась дверь уборной. Он улыбался.
+

@темы: про плохое

18:25 

Что, если он — один из нас?

заморыш Седжал
это весело. в какой-то степени.
Щелк.
- Вы будете это записывать?
- Да, так будет легче разобраться в вашей проблеме.
- Вы уже включили диктофон? Он включен?
- Да, можете начинать рассказывать. Расслабьтесь, все в порядке, не обращайте на него никакого внимания. Итак, как давно вы слышите голоса?
- Я не помню.
- Всю свою жизнь?
- Нет... Кажется, может быть, после женитьбы или около того.
- То есть, вы стали слышать голоса после того, как женились?
- Не совсем так, я же сказал, что не помню. Может, раньше, может, позже...
- Как часто вы их слышите?
- Постоянно.
- Вы и сейчас их слышите?
- Да.
- А во сне? Вы слышите их во сне? Или, может быть, вам кажется, что вы их слышите, когда спите?
- Я слышу их двадцать четыре часа в сутки. Когда сплю и когда бодрствую, они не прекращают говорить. Столько голосов, я не знаю... Иногда мне кажется, что я сумасшедший. Но они такие реальные, будто они не в моей голове, а вокруг. Знаете, будто рядом со мной. Моя жена хочет сдать меня в психушку, доктор, но мне кажется, что это привидения со мной разговаривают. Вы понимаете, да? Я не псих...
- Успокойтесь. Мы во всем разберемся. Итак, вы слышите несколько голосов, верно?
- Много. Очень много. Их сотни, тысячи, всегда разные.
- Так, хорошо. На каком языке они говорят? Вы их понимаете?
- Да, понимаю некоторых, а какие-то говорят на неизвестных мне языках.
- И что они говорят? Может быть, вы помните какие-то фразы? Они разговаривают с вами?
- Они просят. Постоянно что-то просят. «Помоги, сохрани, спаси...». А иногда просят чьей-то смерти, иногда плачут и просят прекратить это. Кто-то просит убить их. Они много чего просят. А иногда они молятся. Читают молитвы. Я узнаю некоторые из них. Особенно по ночам. Когда я ложусь спать, большинство голосов синхронно читают молитвы.
- Молитвы? А вы не пробовали... может быть, это прозвучит глупо, но вы не пробовали отвечать им что-то?
- Я даже не знаю. Я говорил... когда мне было совсем невыносимо, я просил замолчать их, прекратить бормотать, потому что у меня болела голова, и я хотел спать.
- То есть, вы считаете, что ваш сон важнее чужих бед?
- Что вы имеете в виду?
- Вы не пытались их выслушать и помочь им?
- Что значит помочь, да кто они такие, я не вызывался им в помощники, я просто хочу жить нормально!
- И какой вы после этого бог?
- Что? О чем вы, доктор?
- Почему вам всем так тяжело просто благословлять несчастных, почему вы не можете ответить им, что все хорошо и чтобы они держались до последнего, это, по-вашему, тяжело?! Да что вы знаете, жалкие тупые куски дерьма, вы даже не представляете, как тяжело бывает найти того, кто, возможно, сможет без лишнего нытья выслушивать чужие беды. Ты не справился, неудачник. Тоже не справился. Как и один миллион восемьсот тридцать пять тысяч триста сорок семь претендентов до тебя.
- Что за чушь вы несете, мне вас порекомендовали, как лучшего специ...
- Заткнись, говнюк! Да ты даже не представляешь, что за специалист перед тобой. И кого ты только что очень сильно разочаровал. А теперь раздевайся.
- Какого...
- Раздевайся, я сказал! Будем делать из тебя пресмыкающееся. Большего ты не достоин, толстожопый. Остаток жизни проведешь жабой. Вооот, отлично, тебе идет. А теперь скачи отсюда, пока я тебя не раздавил.
- Квак!
- Черт подери, а ты так хорошо начинал. И кто теперь будет их новым богом? Может, подыскать какого-нибудь умственно отсталого?
Щелк.
+

@темы: про плохое

19:09 

18.12.2009

заморыш Седжал
это весело. в какой-то степени.
Недавно видел в меню в "Планете суши" лобстера. На самом деле, я в "Планету суши" хожу только посидеть на диванчике. Никогда ничего не заказываю. А тут нам принесли какое-то странное меню. И там были фотки всяких блюд. Я полистал. И там был этот лобстер. Знаешь, такой разрезанный поперек и напичканный всякой японской якобы вкусной хуйней. Лобстер. Знаешь, если бы он не был разрезан поперек и напичкан всякой хуйней, я бы подумал, что он живой. Я бы подумал: "Обана, лобстер! Какой забавный!" И погладил бы фотку пальцем. Лобстеры милые очень. А этот был разрезан поперек. У меня аж сердце защемило. Я смотрел на эту фотку, над ней было написано "супергорячее" и цена. Дорогой мертвый лобстер. Я бы купил его, если бы он был жив. Отдал бы все рождественские деньги. Так мне было жалко этого лобстера с фотки. Я думал о тех, кто их ловит и убивает. Я представлял огромную ржавую лодку и мужика в ней. С недельной щетиной и в высоких ботах. Он пытается перекричать ветер и изо всех сил тянет на себя сеть. "Гребаня жизнь, гребаная работа, гребаные лобстеры!" - он орет, и его обветренный лоб сурово морщится. Он ненавидит лобстеров, потому что ему не нравится их ловить. И он рад, что они потом умирают, что их разрезают поперек, пичкают всякой хуйней и фотографируют, чтобы люди листали меню, и им сильнее хотелось кушать. Но тогда в "Планете суши" я сидел, держа в руках это дурацкое особое меню, и последнее, что мне хотелось, это кушать. Мне хотелось разъебать это ужасное заведение, разбить все стекла, избить всех посетителей деревяшками, которые там у них вместо тарелок, воткнуть всем в носы и уши эти сраные палочки, разреветься, наконец. Но я ничего не делал, просто продолжал держать меню, смотреть на фотку и повторять: "Лобстер, черт, бедный лобстер".
+

@темы: про плохое

14:25 

заморыш Седжал
это весело. в какой-то степени.
"Тебе когда-нибудь случалось встретить гризли?" - шепчет он Саре в ухо, еще сильнее сжимая грудную клетку. Она задыхается, старается закричать, но у нее ничего не выходит. Единственный фонарь, освещающий улицу, находится на другой ее стороне. "Конечно, не случалось, милая, - продолжает незнакомец, дыша на нее запахом дешевых сигарет. - Потому что иначе ты уже была бы мертва." Сара пытается развернуться, но хватка, сковывающая ее тело, слишком крепкая. Лицо незнакомца ухмыляется рядом с ее ухом - она не может его видеть, но зато прекрасно слышит сиплые смешки, исходящие с той стороны. Он подкрался так незаметно, что до самого последнего момента Сара думала, что она идет по улице в одиночестве. "Гризли, - шептал ей незнакомец, - может убить человека одним ударом, но никогда этого не сделает. А знаешь почему?" - Сара всхлипнула, а мужчина опять издал звук, означающий, что он ухмыляется. - "Потому что он будет убивать тебя медленно, раздирая на части сначала твои ноги, руки, а затем он доберется до твоего живота и выпотрошит тебя живьем." После этих слов что-то холодное заскользило по шее Сары. Она встрепенулась. Лезвие? Мужчина стал противно хихикать, и в этот момент Сара поняла, что встретилась с психопатом - только психопаты могут так хихикать. Только психи подкарауливают тебя ночью на безлюдной улице и рассказывают какой-то бред про медведей. А это значило, что изуродованное тело Сары завтра найдут в сточной канаве. Внезапно ей захотелось плакать, биться в истерике, рвать на себе волосы и кричать, кричать, кричать. Но она взяла себя в руки. В каком-то женском журнале писали, что нужно показать маньяку полную покорность, а затем неожиданно атаковать. Психопаты беззащитны перед непредвиденными ситуациями. "Ты знаешь, что гризли могут достигать десяти футов ростом?" - лезвие заскользило вниз по шее Сары и забралось под пальто, свободной рукой психопат начал расстегивать молнию и разводить полы в стороны. Холод забирался все глубже под кожу Сары, а она старалась заставить зубы перестать стучать. "Если тебе посчастливится встретиться с гризли, твое лицо будет у него на уровне пупка, а то и ниже, - психопат опять захихикал, приподнимая блузку Сары и проводя ледяными пальцами по ее животу. Мурашки забегали по ее телу, когда лезвие стало водить круги вокруг ее пупка. Если он еще чуть-чуть надавит, говорил ее внутренний голос, он же психопат, он хочет распотрошить тебя. "Ты, наверное, слышала, что при встрече с медведем нужно замереть на месте и не двигаться, и тогда он тебя не тронет?" - руки незнакомца шарили по бюстгальтеру Сары, стараясь нащупать спереди застежку, которая на самом деле была сзади. Сара чувствовала, что он трется об нее всем телом и ее затошнило. Гребаный извращенец, помешанный на медведях. "Так вот, гризли все равно, двигаешься ты или нет, он в любом случае тебя убьет. Помнишь историю, про то как один парниша засадил в гризли семь пуль, а медведю хоть бы хны?" - с этими словами маньяк просунул лезвие под бюстгальтер и начал резать соединяющую две чашечки ткань, сжимая правую грудь Сары в руке. "Ты должна помнить эту историю, милая, об этом все газеты писали," - незнакомец вытянул бюстгальтер Сары и, по-видимому, спрятал его себе в карман или еще куда. Сара закрыла глаза и глубоко вздохнула, а маньяк принялся гладить ее груди пальцами и лезвием вызывая в ней нарастающее чувство тошноты. "Что вам от меня нужно?" - дрожащим голосом прошептала она. Маньяк издал один из своих отвратительных смешков. "Я хочу дать тебе то, что никто не даст, милая," - и он опять хихикнул, сильнее сдавив ее грудь. Сара старалась не заплакать. Она знала, что находится в шаге от гибели и степень мучительности ее смерти зависит от нее самой. Она раздумывала, стоит ли забалтывать маньяка, стараясь отвлечь его, или же лучше помалкивать. "За один раз гризли может откусить тебе руку, но он предпочтет рвать ее, чтобы тебе было больнее," - прошептал маньяк, проводя лезвием по животу Сары, он уже начинал надавливать сильнее, - "Почему боль так привлекает животных, знаешь?" Сара втянула живот как можно глубже и ждала. "Потому что боль делает мясо слаще. Страх делает мясо слаще. Это как соус." Маньяк облизнул кожу у самого уха Сары, и она не выдержала. С размаху наступив ему на ногу, она принялась кричать и вырываться. И это сработало - хватка ослабла на миг, которого вполне хватило, чтобы вырваться и побежать, не оглядываясь и не разбирая дороги. Сара бежала до тех пор, пока ноги не перестали ее держать. Она упала на крыльцо перед домом и с удивлением отметила, что это был ее собственный дом. Ноги сами привели ее туда. Она достала из сумочки ключи и, открыв дверь, но даже не включив свет, сразу же направилась к телефону, чтобы вызвать полицию. Она взяла трубку, но не услышала гудков. За спиной раздался знакомый смешок. "Ты слышала, что гризли способны преследовать свою жертву сотни миль, пока не настигнут?"

@темы: про плохое

22:03 

заморыш Седжал
это весело. в какой-то степени.
Мы взялись за руки и пошли. Нас было много рядов. Женщины и мужчины, дети и старики. Мы шли навстречу теплому ветру и светлому будущему. Мы шли и держались за руки. Наши одежды развевались, как паруса. Наши лица были решительны, наши улыбки были полны надежды. Нас снимали на мобильные телефоны, люди смотрели с открытыми ртами. А мы шли. Туда, где заканчивается суша, где с ревом бьется о скалы океан. Босые ноги спотыкались о неровности, кровь на ступнях мешалась с грязью. Никто не жаловался и не просил пить. Никто не хныкал и не разговаривал. Мы шли туда, где нам будет хорошо. Океан ревел, и на краю скалы его было особенно хорошо слышно. И мы стали падать. Стройные ряды спокойных и готовых к лучшей жизни. Нас продолжали снимать, нам что-то кричали. Кровавые следы на острых камнях. Мы верили в хорошее. Наши тела сыпались с вершины скалы, как крупа из банки. Океан благодарно поглощал нас, довольно чавкая волнами. Сотни, тысячи тел. Нас никогда не выловят. Нас съедят акулы, когда мы будем далеко отсюда. Потому что мы верим в добро. Нам хватило смелости уйти оттуда, где его нет и никогда не будет.

@темы: про плохое

11:30 

заморыш Седжал
это весело. в какой-то степени.
Ты с детства мечтал о нашествии зомби. Как в тех фильмах ужасов: огромная толпа трупов с рычанием надвигается на тебя, а ты уносишь ноги. И на бегу отрубаешь мертвякам головы тесаком. И рядом обязательно будет какая-нибудь симпатичная девчонка, которой ты много раз спасешь жизнь. И когда на вертолете за вами прилетят солдаты, поднимут вас, изможденных, на борт, вы поцелуетесь, улыбаясь друг другу в рот, и заиграет торжественная музыка. Только титры не пойдут - это же не кино.

Однажды весь город заболел страшным вирусом. Тебе было девятнадцать. Твой младший брат спустился с утра на кухню выпить водички и застал там тебя, с налитыми кровью глазами и вздутыми венами. Ты был похож на зомби, разве что не рычал. Твоя кожа приобрела нежно-голубой оттенок, а из носа вытекала тоненькая струйка крови. Ты направил пустой взгляд на ничего не подозревающего брата и он ойкнул. Настолько ты был на себя не похож. На человека не похож. А потом ты вцепился в мягкую шею братишки. Ты раздирал его плоть своими тупыми зубами, ничего при этом не ощущая. Кровь была у тебя на одежде. Она сочилась из мелких рубцов на твоей коже, твоя кровь. Она смешивалась с кровью твоего умирающего брата, а ты ничего не ощущал. Ты жевал мясо, резко мотал головой, отдирая органы друг от друга, разбирал брата на части. Когда пришла мама, ты уже сидел в куче мяса и костей. И только рваная темно-синяя футболка и полосатые спортивные шорты напоминали о том, что твой братишка приходил сюда попить водички. Твоя мама потеряла бы сознание, если бы ты не подхватил ее на руки и не откусил бы изрядный кусок ее щеки. Твою семью уже было не спасти. И зря твой отец подоспел с красивым торшером, которым он поспешил тебя огреть по голове. За время вашей борьбы успели ожить останки твоего брата. Они шарили болтающимися на тоненьких кусочках мяса руками по столу, окровавленные глазницы пытались, наверное, разглядеть, не лежит ли там чего-нибудь вкусненькое. Твоя мама громко кричала, когда в нее вцепился твой брат. А ты, меж тем, отгрыз три пальца своему отцу. А в соседнем доме твой лучший друг доедал мозги своей матери. В школе дети разорвали пополам молоденькую учительницу младших классов. За окном молочник поедал внутренности вашей собаки. Город утопал в крови и криках о помощи. Мечты сбываются.

@темы: про плохое

23:32 

заморыш Седжал
это весело. в какой-то степени.
У них желтые глаза. Когда они прячутся в зарослях в темноте, ты видишь эти глаза. Желтые огоньки, мигающие среди листьев. Ты водишь фонариком по кустам. Луч света скользит туда-сюда, но ничего и никого не находит. А ты знаешь, что они там. Притаились на время и вслушиваются в твое сбивчивое дыхание. А может быть они уже группируются, чтобы окружить тебя, эти желтоглазые. Ни в коем случае нельзя бежать. Никаких резких движений. Ты стоишь в темноте и размышляешь о пути отступления. А за зарослями мигают желтые огоньки. Глаза уставились на тебя из темноты. Они тоже придумывают что-то. Точно так же, как и ты, они дрожат. И фонарики в их трясущихся руках тоже дрожат. Они направлены на тебя, как и твой фонарь направлен на них. Они боятся тебя, потому что ты там, в темноте за зарослями. Ты желтоглазый.

@темы: про плохое

19:20 

заморыш Седжал
это весело. в какой-то степени.
От нее пахло весной, как от душистого цветка. Он так ее и называл - Моя Весна. Его весна носила пышные короткие платья и туфли на шпильках. Ее длинные рыжие волосы были вечно смешно растрепаны. Его весна смеялась громко и звонко над каждой его шуткой, никого не стесняясь. Он любил бродить с ней по пустым снежным улицам, пока все сидели дома, боясь холода. Он не боялся, с ним была весна. Он не задумывался, откуда она приходила и куда уходила. Считал ее даром божьим, его персональным чудом. А весна вдыхала кокаин в грязных туалетах, пока он рисовал ее иконой. Весна покрывала поцелуями волосатый потный торс на заднем сидении припаркованного у дешевого клуба ауди, пока он покупал самое красивое обручальное кольцо. Он хотел, чтобы весна была с ним всю жизнь. Его весна умерла от СПИДа через восемь месяцев после свадьбы. И наступила весна. Но это была не его весна, чужая.

@темы: про плохое

иногда я просыпаюсь другим человеком

главная