Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: греть ноги об асфальт (список заголовков)
22:03 

Стоп, машина! Остановись, мгновенье! Я хочу вернуть всё назад, особенно тот день, тот роковой для меня день...
Сегодня как никогда чертовски больно. За окном умирает лето, и краски блекнут, пусть деревья и пестрят что есть силы своей закатной листвой. Календарная осень ещё не наступила, но с улицы уже пахнет смертью. Пахнет опавшими листьями, сырой землей, горьким дымом костров и машинными выхлопами. И непонятно по утрам, то ли на улице морось, то ли туман…
Подходя каждый раз к окну в надежде на каплю вдохновения, которую столь щедро предоставляла мне раньше матушка-природа своей ослепительной живой красотой, я с трудом унимаю дрожь в руках. Запах смерти не дает им покоя, и в них загорается желание вновь убивать. О, сколькие из-за них испустили свой дух! То были дети и старики, одиночки и влюблённые пары, пылкие юноши с кипящей в жилах кровью и спокойные дамы с томными, но чарующими глазами. Сколько было задушено, отравлено, утоплено, расстреляно, сброшено людей!.. И все было сделано этими, именно этими руками!
Я убийца. Незаконный вершитель чужих судеб, держащий в руках серебряные ножницы, коими я перерезаю золотые нити чужих жизней. Я жесток и безжалостен, и каюсь в грехах своих, в своих поступках. Я прошу прощения за все убийства, за все смерти, что произошли по моей вине – прошу у всех невинно убиенных…
Во всём виновата она. Потому что когда наступила весна, я был безумно рад, и кровь лилась рекой, и то меня абсолютно не смущало – наоборот, только забавляло. Чужими смертями я показывал людям, что надо жить дальше, что после смерти нет ничего, что нужно жить, нужно! Но чем ближе пододвигалась ко мне осень, тем труднее мне становилось поднять свою руку для рокового размаха. Я уже чувствовал хладное дыхание осени на лице, прикосновения её мокрых от вечных дождей пальцев, когда появилась она - девочка, ставшая моей последней жертвой. Ей было около двадцати лет, у неё была прекрасная улыбка, вечные веснушки и волосы цвета меди. У нее был высокий голос и легкая походка, её глаза всегда блестели подобно двум сапфирам, а её кожа пахла карамелью… Еще она была влюблена.
Это была та любовь, из-за которой люди теряют голову. Безумная, всепоглощающая, горячая, непокорная… Однажды утром она проснулась с мыслью о том, что не сможет жить без этого человека. А он, в тоже утро, проснулся с совершенно иной мыслью – она, конечно, прекрасна, но ему нужен кто-то другой. И в то время, как она с улыбкой варила для него кофе, он хмуро глядел в свое отражение, ища слова. Через десять минут все было кончено, кофе пролито, а дверь закрыта.
Возможно, если бы не я, у неё все бы наладилось. Она закрылась бы от внешнего мира на год – на два, не позволяя себе ничего больше, чем скромное рукопожатие, не глядя никому в глаза, иногда запираясь в своей комнате один на один со своим одиночеством, плача всю ночь, но потом всё изменилось бы к лучшему. Появилась бы новая, яркая любовь. У неё появились бы чудесные дети, была бы хорошая работа. А может, она стала бы великим ученым, изобрела бы какое-нибудь лекарство от очередной страшной болезни, или стала гениальным генетиком, вывела бы новые виды или возродила старые. Спасла бы мир, или, на худой конец, какого-нибудь мальчишку, не вовремя выбежавшего на дорогу… Но я лишил её всего этого. Я уложил её в горячую ванну, вложив в её изящные пальцы острое лезвие, и перерезал вены от запястья до локтя. Она не дернулась, не вскрикнула – только блаженно прогнула спину в момент, когда острие коснулось белоснежной кожи, словно это был верх наслаждения. Потом она расслабилась. Тихо капали с её лица слезы, пока вода не стала густо-красной от крови…
После её смерти я не мог никого убивать. Я вспоминал её худое тело, тонкие губы, меняющие цвет с вишнево-красного на бледно-фиолетовый, тускнеющий взгляд, слабеющие руки… В последнюю секунду она дрогнула, в глазах снова заблестел тот огонёк, и будь у нее еще хоть капля сил, она бы закричала, но так - лишь прошептала:
-Нет…
Но было слишком поздно.
Я жалею, очень жалею, что лишил это юное создание жизни. Но, начав жалеть об одном убийстве, рано или поздно начнёшь жалеть и об остальных. И теперь я уже раскаиваюсь. Нет желания убивать – есть желание смыть, смыть кровь с моих ладоней, но она пропитала кожу, въелась в неё! Её уже никогда не оттереть, и моя жажда искупления никогда не будет удовлетворена.
И, раз уж мне нет прощения, решил я, то пусть хоть наказан я буду со всей строгостью за свои грехи. За прошедшую неделю я пытался повеситься, отравиться, утопиться, застрелиться, сброситься с крыши – и всё без толку. Каждый раз – агония, мысль «кажется, это всё!»… и пробуждение. Заживали раны и ссадины, тошнило от ядов, тело слабело, опухали вывихнутые суставы, срастались кости, но я оживал, жил…
Я в отчаянье.
Те, кого я когда-то отправил на тот свет, не желают меня прощать – и это понятно. Они не дают мне покоя здесь, в реальном мире и во сне – и это тоже ясно. Но их нежелание принимать меня в свой сонм, изгнание их мира мертвых…
Перечитывая сборник мифов древних времен, я наткнулся на историю одного человека, воина, которого боги наделили даром проживать жизни тех, кого он убил; каждый сраженный враг отдавал ему свои непрожитые года и, таким образом, воин мог бы жить вечно, и был тому рад. Я же был в ужасе. Я видел в этом проклятие – своё собственное проклятие, благодаря которому я не могу ни жить, ни умереть!..
Но, пока я всё это писал, на улице уже давным-давно стемнело. Чашка с чаем остыла, и жидкость покрылась какой-то плёнкой, которая неизменно появляется на плохо отфильтрованной воде из труб и очень горчит. В который раз я подошел к окну в надежде на вдохновение, но там, снаружи, уже во всю буйствовала осень, подобно мне убивая всё, что попадалось под руку. Гнилостный запах смерти рвался в легкие, впитываясь в каждую клеточку, и, кажется, теперь я уже никогда от него не избавлюсь…
Я глядел в окно и вспоминал ту девушку. Я окрестил её Саммер, что переводится с английского «лето». Естественно, не просто так. Её веселость, искры света в ее глазах, жизнерадостность, какая-то… свежесть, что ли – все это напоминало о лете и только о нём. И все то, что я наблюдал у окна, напоминало о её гибели. Смерть лета… Смерть Саммер… И я, я убил её! Я создал её, придумал, описал десятки ее привычек, влюбил её в никчемного и безжалостного мальчишку, влюбил раз и навсегда, чтобы потом лишить этой самой любви, растоптать её чувства, вложить в худые руки лезвие и заставить убить себя саму... Я сделал с ней всё то, что делал раньше с другими персонажами, заставляя через смерть показать всю прелесть жизни, всю её ценность, абсолютно не понимая, что и они, эти персонажи, по-настоящему живут, и их смерть – огромное пятно на моей жизни… И вот этими самыми руками я описал минуты смерти Саммер и тот светлый, но короткий миг ее просветления, что жить нужно не смотря ни на что, который теперь будет стыдить меня до скончания моих веков…
Я бы все отдал за то, чтобы вернуться в тот роковой день, когда вместо того, чтобы перерезать свои вены, я решил стать писателем.

@темы: греть ноги об асфальт

19:14 

Люди - это бомбы.

//старое. весна 2009.

Я видел, как взрываются люди. Видел, как сжимаются их ладони, а потом их тело разлетается снопом искр и огня. Видел, как все в округе окутывается пламенем и исчезает за секунды.
Мы все - бомбы замедленного действия. Детонаторы находятся в наших руках, и мы ждем момента их активировать. Наши сердца - это таймеры. Вы слышите "тук-тук" внутри вашего тела? "Тук-тук" сердца - это очень удачно прикрытое "тик-так" часов. Когда мы нервничаем, время внутри нас идет быстрее, когда спокойны - медленнее.
Каждый из нас взрывается, лишь только его таймер покажет 0. Или если человек нажмет кнопку.
Люди взрываются на работе. Люди взрываются в кругу друзей. Люди взрываются в одиночестве. Яркая искра от одного человека способна породить целую череду вспышек в толпе - любой прохожий может загореться от соприкосновения с чужим огнем.
Люди чем-то похожи на Impátiens nóli-tángere - растение-недотрогу. Какое-то время люди зреют, формируют свои семена-заряды, а потом лопаются - созрев до конца (таймер показывает ноль), либо от соприкосновения (ситуация или человек вывели из себя), - осыпая землю вокруг семенами-искрами, способными зародить в других огонь.
Я иду по улице и вижу, как взрывается мужчина. Его жизнь катится к чертям, его доканала работа и глупый начальник - и вдруг на его месте возникает совершенно иной человек. Исцеленный пламенем, он желает найти новую, достойную его работу, перекроить жизнь и обрести семью.
Чуть дальше взорвалась девушка. Она дала начало целой череде взрывов: старик в военной форме, молодая супружеская пара, парень-растаман...
Взрыв - это переломная точка вашей жизни. Мгновение вашего перерождения. Нажмите кнопку, и ваше новое "я" встанет на место старого. Одна искра - и все останется в прошлом. Или ждите, когда встанут часы на таймере. Но так ли легко активировать заряд внутри себя? Так ли легко отказаться от существующего в пользу перемен?
Некоторые люди никогда не взрываются. Они не носят в руках пульты управления, их часы выставлены на бесконечность. Им не нужны перемены. Они отдают жизнь за то, чтобы все восстановить. Когда кто-то перерождается, их задача - дать им правильный путь. Они не дают окончательно потерять голову и забыть свое прошлое.
Есть люди, которые просто не доживают до момента преломления. Кто-то его просто не переживает - их взрывы настолько сильны, перемены настолько разительны, что не остается возможности выжить.
Слышите? Мои часы только что замерли. Нет, мое время не кончилось - во всем виноват я. Таймер не дошел до нуля. До нуля дошел я сам. Я выпускаю из моих рук детонатор, и он падает на пол с глухим стуком. В груди у меня все холодеет с этим звуком, внутренности словно сжимаются, а потом - с оглушительным ревом из меня вырывается столб огня, части моего "я" разлетаются по округе. Но уже через секунду во мне тлеют остатки прошлого, и на этих остатках, как птица Феникс, воцарилось новое, отличное от прошлого "я", готовое менять.
Я видел, как взрываются люди. Я чувствовал, как взорвался я. Земля, опаленная нашими душами, питается тленом. Сколько осталось времени до вашего взрыва?
+

@темы: греть ноги об асфальт

22:59 

хочу!

ну, это желание возникло совершенно спонтанно, когда одноклассница спросила меня: "а что тебе подарить на день рождения?". я тогда стояла с телефоном у папки с моими работами и жалела, что не умею так рисовать как она. мне не нравились мои рисунки, и я безжалостно пинала листы. вот и вырвалось: "рисунок от тебя".
после первого своего рисунка - своеобразного плаката группы - она сделала мне еще три подарка: мой портрет в мультяшном стиле, портрет меня с Мефодием Буслаевым (как же это смешно теперь вспоминать - это был образ идеального мальчика на тот момент!) и изобразила меня с моим парнем, лежащими на траве, хотя из-за того, что она не нарисовала лица, это больше напоминала моего парня и его лучшего друга - так появились слухи об их отношениях.
а потом мы разошлись. раз и навсегда. уже прошло 3 года с последнего подаренного мне рисунка. три года никто не делился со мной кусочком своего внутреннего бездонного мира.
сегодня я достала коробки и папки с моими работами с 5 по 11 класс. под слоем пыли обнаружилось добрых полсотни незаконченных работ, порядка четырех сотен набросков, сотни две работ на а2 и а3. мне даже страшно стало, как так - море работ, а руки еще не отсохли! среди моих рисунков попадались и чужие - те, что обычно выманивались просьбой: "завтра просмотр, а у меня не хватает работ. можно я у тебя одну возьму, у тебя же их целых двенадцать штук!" и - хап-хап - работа моя. может, и вернула бы, знай я ее автора, но рисунки не подписаны, а принести работу в школу и спросить "чье?" равносильно скармливанию бумаги шредеру. а может, и хуже - заберет кто-нибудь другой, не автор, и пиши - пропало. лучше уж она у меня будет, быть может, я когда-нибудь вспомню, кто же мне ее отдал и улыбнусь мысленно своему старому однокласснику.

@темы: греть ноги об асфальт

23:08 

В нашем доме живет неудачник. Нет, не правильно начала - в нашем доме - точнее, в нашем подъезде - живет мужчина, которому хронически не везет. За недолгие пять лет он сменил десять мест работы, четырнадцать раз застревал в лифте (из 23 возможных, спасибо лифтеру!), встречался с семнадцатью разными девушками, дважды дело даже было близко к свадьбе, но - увы. Пять раз он начинал и бросал делать ремонт, похоронил четырех кошек и его три раза ударяло током. Каждый день он опаздывает - когда мне нужно к первому уроку, я выхожу вместе с ним, иду на остановку и наблюдаю, как в очередной раз без него уезжает автобус. Он боится читать книги без перчаток, потому что бумага постоянно режет пальцы. Он бреется максимально осторожно, но нет-нет - все равно бритва оставляет свой тонкий красный след. Он не смотрит телевизор с 2008 года - тогда сгорел его телевизор. Он почти не работает дома за компьютером, не слушает радио - любая техника автоматически объявляет ему забастовку. Всему этому он предпочитает играть на пианино и мало-мальски пытается сочинять стихи и рассказы, хотя пишет исключительно в стол. У него есть мечта - написать частично автобиографический роман. Взгляд на жизнь глазами неудачника. Скажите, такое было и не раз? Может быть. Но он очень красиво говорит.
Сегодня я застала его на лестнице. Он стоял у окна и медленно курил "Парламент". У него был очень грустный вид, потому как ему в очередной раз сделали выговор относительно опозданий (честно говоря, я не знаю, где он работает, да и он об этом не распространяется, но все знают, что сейчас он работает не там, где полгода назад), ночью хулиганы прокололи ему шины на авто. Он случайно постирал белое с цветным, и его любимый белый свитер теперь стал зеленоватым. Две недели назад его бросила очередная девушка, а выходные она забрала свои вещи. Он спокойно мне все это пересказывал, выдыхая дым в окно. На вопрос, как же он с этим живет, он ответил: "Я привык. Неудачи преследуют меня, и я привык к ним. Но это не значит, что я сдался или опустил руки. Я борюсь с ними. Противоположная сторона фортуны не добралась пока до двух вещей - это мое пианино и тетради. Пока я могу играть Шопена, пока я могу записывать каждую свою мысль, я претендую на роль счастливого человека. Поверь мне, я не такой уж и неудачник, каким кажусь".
А сейчас я сижу на балконе, открыв пошире окна, потому что он тоже их открыл, и из его квартиры слышаться приятные моему сердцу звуки Ноктюрна номер 19.

@темы: греть ноги об асфальт

19:37 

когда-нибудь я встречу того, у кого губы будут шоколадными на вкус и пахнуть от него будет кофе.
он будет утром пить зеленый чай, а по вечерам будет помогать делать салат, потому что его будет раздражать, что я постоянно одна кручусь на кухне. он будет целовать меня в висок и будет шутливо обижаться, если я щелкну его по носу. он будет смотреть со мной арт-хаус и фантастику, а по выходным он будет ставить ужастики, чтобы гладить меня по голове в самый страшный момент. ему будут нравиться девушки в юбках до колена, потому с каждой своей зарплаты я буду тратить часть денег на что-нибудь новое, в чем я ему понравлюсь.
на его день рождения я приготовлю красивый торт, такой, какой он любит, приглашу всех его друзей, составлю плей-лист с его любимой музыкой. я научусь многому, дабы суметь его удивить, и не только в постели. я буду его будить по субботам и воскресением запахом французских круассанов, оладий с вареньем, блинов, омлетов, сэндвичей, жареного бекона, гренок, молотого кофе, красного чая, свежевыжатого грейпфрута - пока это все, на что у меня хватает фантазии, но, честное слово, я еще научусь.
мы сделаем ремонт в нашей квартире, поменяем мебель, подготовимся к прибавлению в семье - увы, ему придется терпеть сразу двух людей в одном, но он, чуть дрогнув, всегда будет говорить "ты красивая". нет, однажды он разозлится, накричит на меня, скажет, что уйдет раз и навсегда, потому что его все достало, но потом он сядет в свое любимое кресло и скроет лицо в ладонях, чтобы я подошла к нему, провела ладонью по шее и, присев перед ним на колени, обняла.
потом будут дети, может, девочка и мальчик, может, две девочки или два мальчика - но он будет с улыбкой слушать, как я рассказываю только что написанные сказки детям, а потом будет приходить в конце, желать спокойной ночи ребятишкам и уводить меня с собой в нашу комнату. наверно, он предложит завести собаку детям, чтобы им было веселей.
он будет высоким - точно выше меня - но не факт, что старше. скорее, ровесник. он будет немного музыкант, немного писатель. почти уверена, что у него будет любовница - ведь он такой видный, такой хороший, а я скучная, неинтересная, я буду думать только о работе, о детях и о нем. я буду делать его фотографии, он будет моей моделью - он будет моей музой, моей искрой. я буду писать о нем стихи и посвящать ему каждый мой рассказ.
мы будем жить недолго и не так уж счастливо. надеюсь, я умру раньше него, потому что жить без него будет невозможно.
а пока я его боюсь.

@темы: греть ноги об асфальт

иногда я просыпаюсь другим человеком

главная