Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: вырванные страницы (список заголовков)
20:18 

moreamore
baking bread
часть 8.
- Хэй, Кейт, что будешь делать в Рождество?
Она встревоженно на меня посмотрела, и я догадался, что она об этом еще не думала. Даже так - она вряд ли была в курсе, что сейчас декабрь.
- Думаю, закрыться в подвале. Там никто не будет раздражать меня громкими песнями и фонариками на каждом окне.
- Как уныло. Не хочешь со мной на побережье?
Прошлое Рождество мы провели вдвоем на заснеженном берегу, плавно уходящем в скованное льдом море. И я не был уверен, что в этом году она захочет провести праздничные каникулы с Нэтом, но с другой стороны у нее больше никого не было, поэтому я не мог не воспользоваться шансом.
- Что ты молчишь? Там снег, Кейт! А здесь слякоть и фонарики. Поедешь со мной?

В ту зиму за месяц до отъезда в Джульярд Кейт порвала связки на ногах, что стало концом ее балетной жизни. Она не плакала ни от боли, ни от обиды, но будто умерла для всех. Боясь, что предрождественская восторженная суета вокруг ранит ее еще больше, я увез ее в тихую деревеньку. Она не могла ходить, поэтому каждый день на руках я носил ее на берег моря и оставлял там в одиночестве на несколько часов. Только в Рождество Кейт предложила мне остаться и любоваться бесконечным морем вместе с ней, впервые за полторы недели заговорив со мной. В порывах ветра я услышал звуки вальса. На лице Кейт блуждала задумчивая улыбка, она тоже слышала мелодию.

- Дилан, это ветер поет для нас. Давай потанцуем?
- А тебе не будет больно?
- Танцевать никогда не больно. Я попробую встать.
Наклонившись к ней, я попросил ее крепко обхватить меня за шею и поставил на ноги. Двигаться она не могла и еле сдерживала чувство досады.
- Похоже, тебе пока придется полностью довериться мне, - я приподнял ее, и башмачки Кейт оказались на моих ботинках. - А теперь держись, венский вальс не любит нерасторопных.
Обхватив ее талию, я кружил нас среди белых просторов. Она опустила лицо, но по вздрагивающей спине я чувствовал, что она плачет. Я никогда не стеснялся плакать при других, но тогда очень боялся, что она заметит, что и у меня по лицу сползают слезы и, срываясь с подбородка, скрываются в складках шарфа.
- Посчитай мне, пожалуйста! Посчитай, а то я сбиваюсь!
- Хорошо... Раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три.


- Ну так что, Кейт? Поедем?
- Да, Натан, я знаю одно красивое место на побережье.


+

@темы: вырванные страницы

00:48 

moreamore
baking bread
часть 7.
В один из весенних дней в Эверглейдс Кейт радостно сообщила, что ее берут в балетную школу Juilliard в Нью-Йорке.
Мы с Нэтом лежали на траве возле клумбы только зацветающих тюльпанов, когда увидели ее, бегущую к нам от автобусной остановки. По тому, как были растрепаны ее волосы, я предположил, что сначала она искала нас дома.
- Да, потом еще и в RockCandy. А может, даже до центра добежала, - Натан хитро прищурился, глядя на меня. Мне всегда нравились моменты, когда мы думали об одном и том же и могли "читать мысли" друг друга.
Мы знали, что сегодня в студию Кейт на репетицию приезжают преподаватели Juilliard, поэтому решили не появляться даже рядом с балетными классами, а забрать ее после смотра, но она освободилась раньше, чем мы думали. Когда постоянно общаешься с человеком, появляются определенные правила игры. В отношении Кейт мы запомнили по опыту прошлых ответственных для нее выступлений, что лучшая поддержка - не дергать и не зудеть, рассказывая, что все у нее получится, а удалиться ровно на столько, на сколько желаешь ей удачи. Поэтому мы в Эверглейдс.
Кейт порядком запыхалась, бежала медленно, постоянно спотыкаясь и путаясь в слишком длинном сиреневом платье из шифона, поэтому я побежал ей навстречу. Увидев, что я спешу к ней, она махнула мне рукой и закричала: "Дилан, они выбрали меня! Меня!" - мне оставалось лишь подскакивать от счастья, чувство гордости за нее разливалось по телу, и я заметил, как тяжело мне становится дышать от переизбытка эмоций. Раскинув руки в стороны, я несся к ней сломя голову, а она стояла так же с руками в стороны для объятий и светилась.
Дойдя до Натана, мы плюхнулись рядом с ним на траву, по нашим радостным лицам он понял, что скоро нам придется расстаться с Кейт.
- Ну что, Кейт, теперь и в Нью-Йорке знают, что ты лучшая в мире танцовщица? - Нэт ни разу не был на балете вне нашего города, но упорно называл ее лучшей в мире, несмотря на то, что она протестовала и на щеки ее набегал румянец. А я был с ним согласен, хотя тоже не видел постановок без участия Кейт.
- Льстец! Но мне достаточно знать, что я лучшая для вас, - она протянула руки и, обвив наши шеи, прижала наши головы к своей.
Так мы и лежали в обнимку - Натан, Кейт, я. На самом деле, всегда окружали любители прижать нас с Нэтом и загадывать желание, находясь между нами. За почти 17 лет это порядком надоело, поэтому все беспардонные верующие в магию близнецов рисковали получить по челюсти. Но, сами знаете, одно и то же действие в исполнении разных людей приносит различные ощущения, а Кейт в любых проявлениях ассоциировалась для нас двоих только с удовольствием.
Вспомнив про то, что мы обладаем в некотором роде магией, я предложил ей загадать желание.
- Через месяц я уеду. Хочу, чтобы наша связь не разорвалась…

Не помню, что я чувствовал тогда, но мне кажется, что я до самой глубины души радовался за нее, хотя и боялся расставания. Да, я верил в ее большое будущее, ни коим образом не старался ее удержать, ни на секунду не позволял себе слабости, чтобы не показать случайно ей свои переживания. Тем более я видел, что это мучительно и для нее самой. Она стояла перед выбором между мировыми сценами и прогулками с нами. И пусть весь здравый смысл и мы с Натаном кричали о блестящей карьере в Нью-Йорке, маленькое и ранимое существо внутри нее терзалось в сомнениях и пыталось всеми силами избежать потери. Хоть она и не произносила этого вслух, но чувствовался ее страх, что стоит ей уехать, как мы найдем новую Кейт. А ведь мы надеялись на то, что ее желание сбудется даже больше, чем она сама, мы не могли ее потерять.
В тот день, когда несчастный случай разрешил все ее сомнения, я был потрясен ее горем и искренне рыдал вместе с ней. Хотя понимал, что именно тогда я и выиграл Кейт.

@темы: вырванные страницы

22:32 

vermilion dreams
until you deny
часть 6.
Кейт зашла в комнату, когда я, сидя на полу, перебирал старые наброски Натана. Я делаю это каждый день уже полгода, пытаясь повторить, сделать так же или хотя бы отдаленно похоже, и, откровенно говоря, иногда получается вполне неплохо. Кейт молча села возле меня и раскладывала по папкам то, что я уже посмотрел. Я заметил, что один рисунок она отложила в сторону, посмотрев поверх ее головы, я увидел, что это набросок балерины, разминающейся у станка. Позировала Кейт.
- Этот сюда, - я кивнул головой в сторону отложенного наброска и открыл нужную папку.
- Я знаю, просто хотела забрать себе.
Забрать наброски она собиралась не в первый раз. В ее взгляде читалось явное "Отдай".
- Нет, Кейт, ты унесла уже достаточно. Я храню все рисунки, сделанные до 24 апреля, - мы не любили говорить о моей смерти, поэтому называли дату без всяких трагических уточнений.
Она послушно, но с некоторым упреком, положила набросок на место.
- Тогда нарисуй меня снова.
- Это не самая лучшая мысль, что могла прийти к тебе в голову, - но Кейт, переключив свет в комнате, уже устраивалась на диване. Расположившись поудобнее, она замерла.
Я сел к ней спиной и продолжил заниматься своими делами.
- Натан, ты тратишь запас моей усидчивости на свои капризы, - было заметно, что она обижается. - Раньше ты просил меня позировать, теперь я тебе не нравлюсь?
- У меня не получится Кейт. Не получится, точно знаю.
- Я буду сидеть столько, сколько потребуется для того, чтобы получилось, - и она снова замерла.
Я взял лист бумаги и прицепил его к планшету, наточил кончик карандаша и принялся за дело.

Ведь я еще не рассказывал, как в моей жизни появилась Кейт? Мы познакомились два года назад.
Художественный класс Натана был частью огромной творческой гимназии. Там училась и Кейт в балетной школе. Иногда юные балерины позировали ученикам художественного класса.
Натану особенно нравилось рисовать Кейт. Вся его комната была завалена набросками Кейт с разных сторон, так я ее и увидел.
Я влюбился в изображения на бумаге. Боже, какой глупостью сейчас это кажется!
В один из дней я напросился с Нэтом в мастерскую. Там уже рисовали несколько человек, но не с натуры, позирующих не было.
- Пойдем за ней, - Натан, уцепившись за мой рукав, потащил меня по лестнице вверх. На четвертом этаже было несколько хореографических классов с зеркалами и станками. Мы поочередно дергали все двери, извинялись за вторжение, искали взглядом Кейт и, не найдя ее, направлялись к следующему классу.
Она танцевала одна в просторном боковом коридоре, напевая мелодию себе под нос. Заметив нас, она споткнулась, но поняв, что это не преподаватели балетной школы, запрещавшие тренировки в коридорах, продолжила танцевать.
Партия Мирты из "Жизель", как сказал мне Нэт. После завершения коридорного выступления, свидетелями которого мы стали, Кейт подошла к нам:
- Ну как?
- Лучше всех, Кейт, - Нэт приподнял ее над полом и покружил. - А это мой брат Дилан, он увидел тебя на набросках и влюбился. Вот, пришлось взять с собой.
Натан приобнял меня за плечи, и они с Кейт засмеялись. Я же стоял молча и глупо улыбался.
- На бумаге я, верно, лучше?
Кейт была тощей, сквозь обтягивающее боди проглядывали кости. С ссадинами от падений на руках и коленях она, скорее, напоминала брошенную собаку, чем одну из ведущих балерин нашего города. На рисунках она, объективно, была красивее, но от нее настоящей исходила какая-то смутно ощутимая сила, бесконечная энергия, заставлявшая если не любить ее, то восхищаться до дрожи в теле. Я понял, что именно это Натану и нравилось в ней.
- Нет, в жизни ты намного лучше, - наконец ответил я. Она снова улыбнулась.
- Дилан прав, Кейт, но я все равно хотел бы, чтобы ты сегодня позировала мне.
- Пойдемте, я уже размялась, а до занятия еще полтора часа.
Мы вернулись к лестнице и направились в мастерскую.
В тот день Кейт получилась особенно похожей, рисунки она сразу забрала себе. Мы дождались конца ее занятий и пошли провожать до дома.
С тех пор я приходил в гимназию каждый раз, когда Натан и Кейт договаривались о позировании. Ему нравилось рисовать ее, ей нравился он, поэтому я мог видеть Кейт довольно часто.

- Долго еще? У меня шея затекла, - Кейт приподняла голову и потерла затекшее место.
- Непохоже, - я кинул планшет с наброском в сторону. Она быстро подбежала и подняла его.
- Это я.
- По идее, да.
- Это не вопрос, Нэт, - она посмотрела еще раз на то, что получилось, и произнесла с одобрением, - Это я.
Кейт вынула набросок из планшета и, сунув его в сумку, ушла.

@темы: вырванные страницы

04:18 

vermilion dreams
until you deny
часть 5
- Натан, твои родители уверены, что тебе нужна моя помощь.
Мы сидели друг напротив друга. Она следила, чтобы мои руки лежали на коленях ладонями вверх, и каждый раз, когда я случайно убирал их (смахнуть челку с глаз или еще чего), она нервно стучала карандашом по столу и пронзала меня своим взглядом, словно молнией. Я изучал дипломы и сертификаты, висевшие на стене за мной в одинаковых коричневых рамках с тонкой золотой полоской по краю. Наверное, сидеть, вывернув голову в противоположную от собеседника сторону, - верх неприличия, но она тоже не отличалась радушием.
- Вы одинаковые рамки на всю жизнь вперед купили или каждый раз ищете такие же? - я ткнул пальцем в один из сертификатов, чтобы было понятно, о каких рамках я говорю.
Она впилась взглядом в мою оторванную от колена руку и вновь строго застучала карандашом.
- Натан...
- Можете называть меня Нэтом, - я улыбнулся, этой очень милой фразой я хотел сбить ее с мысли. Но за "дружелюбие" она вонзила в меня очередную молнию.
- Хорошо, Нэт, я тебе говорила о том, что твои родители обеспокоены твоим состоянием, и я хочу помочь тебе.
- А что Вы умеете?
- В смысле? - ее левая бровь поползла вверх. Не люблю, когда люди так делают. Они не в курсе что ли, что у них от этого лицо перекашивает?
- Вы только что собирались мне помочь, и я бы хотел знать, какого рода помощь я могу у Вас попросить.
- Я врач-психотерапевт.
- Это я уже там прочитал, - я махнул рукой на стену с дипломами в рамках.
Молнии, молнии молнии! Интересно, я действительно так нервирую ее или это такой способ воздействия на пациентов? Карандаш подпрыгнул над столом, чтобы вновь неодобрительно постучать, но она передумала и засунула его в подставку из малахита для всякой канцелярщины.
Я вновь обернулся на сертификатную стену, чтобы проверить, правильно ли я запомнил ее фамилию.
Ламберт. Видимо, французская, значит без "т" на конце.
- Миссис Ламбер...
- Мисс.
Я отметил про себя, что в жизни не женился бы на психотерапевте.
- Извините, мисс Ламбер, но я бы хотел прояснить кое-какой момент. Я, конечно, не могу сказать, что у меня крайне мало времени и гора невыполненных дел. И даже не берусь утверждать, что потратил бы два часа, что нахожусь у Вас в кабинете, на более полезные вещи. Но то, что провел бы это время с большим удовольствием, не будь я вынужден сидеть на неудобном стуле с вывернутыми руками, могу гарантировать со стопроцентной уверенностью.
- Вы здесь, потому что смерть близкого человека - сложное испытание, после которого не у всех получается вернуться к нормальной жизни.
- У Вас погибали близкие?
- Хирургу не нужно делать операцию себе, чтобы понять, как она делается.
- То есть нет?
- К счастью.
Мы посидели в тишине еще несколько минут. Я уже смирился с мыслью, что просто так от нее не отделаться, когда она вытащила фотокарточку из файла и протянула ее мне. На фотографии был запечатлен я лет 14-ти. Это часть двойного портрета - у карточки есть фотография-близнец с портретом Натана, только он смеется, а я пытался сделать серьезное лицо.
- Зачем Вы мне дали мою фотографию?
Она приподняла файл, чтобы я мог видеть надпись на нем - "Дилан Паркер".
- Это не Вы, Натан, это Ваш погибший брат, - она достала из другого файла еще одну фотографию, вторую часть портрета, и показала мне, - А вот это Ваша фотография. Вам не кажется странным, что Вы не можете отличить себя?
- Нет, мы близнецы, если Вы не заметили.
- Ваши близкие считают, что после его смерти Вы стали непроизвольно копировать его во всем. Вы теряете себя и превращаетесь в Дилана.
- Думаю, Дилан дослушал бы Ваши предположения насчет того, что со мной происходит, из уважения. Но при любом раскладе мне не достичь его уровня любезности, поэтому я с Вами прощаюсь, чтобы уберечь свои уши от этого фееричного бреда. Мои извинения, - и в три шага достигнув двери, я вышел, не дожидаясь ее реакции.

@темы: вырванные страницы

02:44 

vermilion dreams
until you deny
часть 4
Я мог бы стать отличным юристом, если бы мне не приходилось притворяться художником. Я часто наблюдал за тем, как Натан рисует. Он любил писать этюды за городом, поэтому всю весну мы ежедневно ездили в Эверглейдс.
В Эверглейдс почти не бывает посетителей. Это старый парк, о котором люди из правительства давно позабыли. Здания постепенно осыпаются, древние стены удушающе обвил желтый плющ, просовывающий свои побеги через больное тело строений. Раньше здесь был пруд, в котором можно было плавать, сейчас же все заросло осокой, и каждое лето отсюда высовавыют парочку утопленников, не слишком приятное место. Мне кажется, скоро здесь все развалится и парк превратится в лес. Натану бы понравилось.

Среди его красок полно давно засохших, многие кисти облысели, не знаю, зачем ему нужно было все это барахло, но большую часть я выкинул после первой же попытки творить.
Кстати, первая попытка была неудачной. Я знал простую схему: достаешь краски, выдавливаешь на палитру, разводишь растворителем и замазываешь холст. Получилось гребаное уродство, но все вокруг сказали, что я смог "посмотреть на мир под другим углом и это крайне оригинальное видение проблемы". Какая может быть проблема, если изображено яблоко на подоконнике? Оно засыхает на солнце от одиночества? Оно отражает состояние души человека, положившего его? Его подкинул юноша своей возлюбленной?
Ребята, вы в порядке? Это обычное яблоко на стандартном подоконнике, черт возьми. Именно поэтому не люблю художников.
Натан всегда писал "портреты" идеальных мест, даже если мы стояли около вонючего эверглейдского пруда. Луга, чистые ручьи, пастушки с золотыми волосами, прозрачное небо - почти идилия Вергилия. Он тратил все самое светлое в себе на эти картины, да, Нэт удивительно чувствовал весь мир и передавал другим лишь самое сладостное из всего, что можно получить.
Я же рисую всякое дерьмо, и все по привычке продолжают восхищаться. Подумываю о том, чтобы выиграть наш ежегодный творческий конкурс и пополнить уже мою коллекцию статуэток из оргстекла с гравировкой "Натану Паркеру".

Мама стала более внимательна к Натану, то есть ко мне. Я заметил, что когда я начинаю засыпать, она садиться на край моей кровати и смотрит на меня бесконечно долго. Она любит меня, то есть его, но не может без Дилана, то есть без меня настоящего. Это мучительно, в такие моменты я делаю вид, что просыпаюсь, хотя не засыпал, и она уходит.
Она чувствует в его теле меня и не знает, верить ли глазам или ощущениям. Через месяц после смерти Натана, она набросилась на меня и разодрала рубашку, чтобы убедиться, что умер Дилан. А потом плакала еще сильнее от стыда за то, что хотела бы, чтобы погиб другой.
А я не хотел, чтобы кто-то смирился. Как просто отказаться от одного, если есть такой же, но более соответствующий твоим ожиданиям. Нет, я не мог позволить смириться им с тем, что у них теперь один сын. Нас двое, нас будет двое всегда. Он мертв, но живет. Я жив, но похоронен.
В тот день, 24 апреля, я не знал, что творю. Я решил все мгновенно.
Вернувшись домой от подожженной машины, я уничтожил все следы настоящей смерти, перекрасил волосы, надел майку Натана, заключил левую руку в снятый с руки брата гипс и, разлив по комнате виски, улегся с бутылкой в постель, инсценировав один из загулов Нэта. О нет, в таком состоянии я не мог выйти из дома и точно ничего не знал о смерти брата до звонка мамы.
Нэта не вскрывали, потому что никто никогда не поверил бы, что Дилан сел за руль в нетрезвом состоянии. История с наркотой осталась тайной, как я и хотел.
Если честно, мне было плевать на последствия, на то, что будут чувствовать родители, Кейт. Я был полностью поглощен своим личным страданием, я упивался им. Брат всегда был половиной меня, я слишком сильно связан с ним, чтобы позволить уйти раньше себя. Натан здесь, он ходит в студию, он ест пиццу, отдирая от нее мои любимые оливки, он ездит в Эверглейдс.
Я же рассказываю свою историю. Вы можете положить цветы на мою могилу или угостить пивом, предложив выпить Натану.
Позже Кейт объяснила мне кое-что, и я понял, почему взял второй шанс и начал новую жизнь. Но это слишком унизительно, чтобы произносить вслух и тем более записывать.

@темы: вырванные страницы

02:01 

vermilion dreams
until you deny
часть 3
- Дилан, присядь, мне нужно сказать тебе кое-что ужасное. Натан разбился на машине, - с другого конца провода донеслись стенания раненого зверя. Целой вселенной не хватало, чтобы вместить ее горе. Она загибалась, ее душило отчаяние, какая-то часть нее умерла вместе с сыном.
- Мам, но Натан - я.

Час назад я вытащил Натана из лужи блевотины и решил подарить ему свою жизнь.
У меня было мало времени, чтобы задуматься над тем, что я делаю. Мне хотелось лишь прижимать к себе его бездвижное тело, меня трясло от рыданий, но я, как заведенный механизм, выполнял необходимые действия, понимая, что могу упустить единственный шанс, если кто-то явится раньше времени.
Мы очень похожи, на детских фотографиях нас не могут отличить даже родители, но одновременно мы совсем разные.
Я переодел Натана в свою одежду и подстриг волосы и ногти, снял с его левой руки гипс, следствие не особо удачной разборки, и надел на нее свои часы. Нет, Натан, ты теперь хороший мальчик.
Все тело Натана покрыто шрамами: что-то осталось после неудачных драк, что-то от падений под действием веществ, что-то он оставил на себе сам.
Он обожал страдать, он получал околофизическое удовольствие от боли. Он называл это катарсисом. Очищение через мучения. Глядя на его изуродованную бритвой грудь, я понимал, что если за страдания действительно прощают грехи, он был большим праведником, чем весь наш городок, считая священников.
Я взял бритву и, сжав зубы, полоснул ей по местам наиболее заметных шрамов. Меня перекосило от адской боли, из ран сочилась алая жидкость, пачкавшая все вокруг. Но я был уверен, что к тому моменту, когда кто-нибудь додумается проверить, все раны заживут и зарубцуются, так что мое тело ничем не будет отличаться от тела Нэта.
Схватив под руки, я поволок его к гаражу. Там стояла старая дедушкина машина, втащив туда Натана, я поехал на безлюдную окраину, где стоял заброшенный стеклоплавильный завод.
Нажав на газ, я въехал в стену. Теперь оставалось лишь пересадить Натана на водительское место. Я поправил ему рубашку и в последний раз прижался к нему губами, размазав свои слезы по его щекам. Мне было жаль его тело, но слишком многое в нем выдавало бы реального владельца, поэтому я открыл канистру и начал аккуратно заливать его бензином.
Прежде чем бросить зажигалку, я поднял на него глаза и замер. Ветер шевелил его волосы, он казался спящим, таким мягким и беззащитным.
Ну что же, зажжем сегодня на славу, братец?
Огонь мгновенно охватил весь автомобиль. Я дождался мгновения, когда языки пламени доберутся до лица Нэта, и повернул в сторону дома.
Прощай, Дилан, я похоронил себя собственными руками.

@темы: вырванные страницы

00:26 

vermilion dreams
until you deny
часть 2
Я из тех людей, о которых не сожалеют. Мы с Диланом были похожи как две капли воды, но его любили, а меня любил только он. Думаю, теперь вы понимаете, почему после его смерти все задавались вопросом: "Почему именно он?"
В детстве я колотил всех наших врагов, а Дилан делал за нас домашнее задание. Я ходил в драных джинсах и футболке с Сидом Вишезом, а он в идеально выглаженной одежде.
Он читал книги, а я листал глянец с голыми бабами и дрочил на них, закрывшись в ванной. Вообще он делал то же самое, но не рассказывал об этом за обедом.
Он мечтал стать юристом, а я порнорежиссером. Я несколько раз уходил из дома, а Дилан возвращал меня. В 16 меня выгнали из школы, но у меня было несколько неплохих работ, поэтому меня взяли в художественное училище. Мой наставник сказал, что я удивительно раним, это было очень важно для меня. Ведь если честно, я не менее трогателен, чем Дилан. За исключением того, что я напиваюсь до бесчувствия, жру таблетки, колюсь и трахаю его бывших девушек. Кроме Кейт.


- Думал, ты сегодня проваляешься в кровати, - я столкнулся с Кейт в супермаркете около часу дня.
- На самом деле я вообще не смогла заснуть после вчерашнего, - она складывала в корзину печенье с шоколадом и маковые кексы.
- Кейт, прошло уже полгода, прекращай!
- Нет, Натан, нет, он еще не оставил меня! Утром я встретила Остина, он видел его на прошлой неделе, он видел Дилана!
Ох, черт! Это был мой провал. На прошлой неделе я встретил Остина, он принял меня за брата. Он был очень рад, вспоминал веселые происшествия и рассказывал, что случилось с ним за месяцы, что мы не виделись. Точнее те месяцы, что не виделись они с Диланом.
Я решил, что мне проще прикинуться им, чем объяснять, что случилось шесть месяцев назад.
- Кейт, он видел меня. Он не обращался по имени, поэтому я даже не мог подумать, что он нас перепутал.
На самом деле Остин даже не здоровался со мной после того, как я сломал ему нос. Он не мог нас перепутать, если бы не случай полугодовой давности.
- Брось, Нэт, с чего бы ему разговаривать с тобой, вы ненавидите друг друга. Ты сразу мог догадаться, что что-то не так.
- Люди меняются, Кейт. Вдруг в какой-то день Остин проснулся с желанием любить весь мир, даже меня? Я не мог его оттолкнуть, сама понимаешь.
- Сомневаюсь... Расскажешь мне когда-нибудь, что случилось на самом деле в тот день?
- Только не в этой жизни.

Тем днем было 24 апреля прошлого года. Он валялся без сознания в собственной блевотине. Я хотел перевернуть его на бок, чтобы он не захлебнулся, когда в очередной раз из него попрет эта кровавая желчь. Я дотронулся до него и понял, что он слишком холодный, у него не прощупывался пульс. Рядом валялись таблетки первитина.
Он мертв, он мертв, он мертв, черт возьми!
Все, что угодно, но не слава сдохшего от передозировки кретина!
Я отправился за бензином.
Правда, не особо сходится образ Дилана-отличника с метамфетаминовым концом? Все верно, потому что Дилан - я.

@темы: вырванные страницы

20:49 

vermilion dreams
until you deny
часть 1
- Чертова дура! Что ты творишь?
- Я хочу спрыгнуть с моста, разве не понятно?
Я стоял на берегу и боялся, что, если попробую добежать до нее, она непременно прыгнет. Не думаю, что высота моста достаточна для того, чтобы умереть от удара, скорее, падение в воду обеспечит ей неплохой ледяной душ. Но она так и не научилась плавать, хотя я раньше ходил с ней в бассейн в соседнем районе каждую субботу, поэтому я скинул с себя куртку, чтобы быстро доплыть до нее, если не получится отговорить от очередной глупости.
- Кейт! Немедленно слезь оттуда, мне нужно передать тебе кое-что важное. Это от Дилана!
- Ублюдок, ты обещал то же самое в прошлый раз!
- Не слишком вежливо с твоей стороны! Между прочим, я вывихнул руку, когда доставал тебя из петли.
Стоя на перилах, она развела руки в стороны и закинула голову назад, чтобы видеть небо. Ноги ее подергивались, а слезать она не собиралась, так что оставалось надеяться лишь на то, что, качнувшись еще раз, она упадет назад на мост, а не вперед.
Я как раз успел выкинуть из карманов мобильный и деньги в тот момент, когда она с визгом полетела вниз.

- Нет, не надо плакать. Прошу тебя, накинь мою куртку, она сухая, сейчас подъедет такси.
- Дилан, прости меня, Дилан...
- Накинь куртку, почему ты не слушаешь?
Путь до моего дома занимает минут десять, не больше. Всю дорогу она дрожала, хлюпала носом и тихонько виновато выла, продолжая извиняться перед Диланом. Влажные глаза стали красными, губы потеряли четкий контур, знаете, наверно, как бывает у диатезных детей, переевших сладкого, - вокруг рта все будто покрывается мелкой розовой сыпью.
Открыв дверь и впустив ее, я первым делом налил пол-рюмки коньяка и заставил ее выпить, затем побежал наполнять ванну, чтобы сегодняшний заплыв не обернулся воспалением легких.
- Раздевайся и залезай, - я указал рукой на собирающуюся в ванной воду.
- А ты не выйдешь?
- Оставить человека, который дважды пытался покончить с собой, рядом с полной ванной? А если ты вздумаешь утопиться? Нет, прости, но мне придется следить за тобой.
Она залезла в ванну в одежде, окунулась с головой в воду и подвинулась в угол.
- Залезай, ты замерз, вероятно, даже больше меня. У тебя губы фиолетовые.
Я снял с себя свитер и устроился в другом углу. Минут пятнадцать мы сидели молча, от воды поднимался пар, а я все еще не до конца чувствовал пальцы на ногах. Кейт сидела, обнимая себя руками, и старалась не встречаться со мной взглядом.
- Кейт, тогда я хотел тебе сказать, что Дилан ближе, чем мы думаем. Что он рядом, он смотрит на нас. И он очень расстроится, если с тобой что-то случится.
- Когда ты вытащил меня из воды, я извинялась перед тобой. Натан, прости меня. Я хочу, чтоб ты знал, что мне жаль, что я мучаю тебя. Прости.
- Эй, Кейт, всем больно из-за его гибели. Мне тоже больно, мне в миллион раз больнее, чем тебе, мне в миллион раз больнее, чем всем вместе взятым. Я не могу пережить его потерю, но я не хочу, чтобы там, в своем новом мире, он расстраивался из-за наших глупостей.
- Натан, в последнее время я понимаю, что вы гораздо больше похожи, чем мне казалось прежде, когда он был с нами.
- Это не удивительно, ведь мы близнецы.

Меня зовут Натан Паркер. 24 апреля прошлого года умер мой брат-близнец Дилан. Я любил его настолько, что не смог с ним расстаться, поэтому кое-что придумал...

@темы: вырванные страницы

19:34 

`til u deny
в детстве у меня была книжка про всяких злых духов, были там сказки и про фей, милых на первый взгляд существ, но на самом деле - моих злейших врагов. эти крошечные чудовища не дают мне жить спокойно на протяжении уже десятка лет.
когда у меня внезапно пропадают все карандаши, я знаю, что это они стащили, когда я спотыкаюсь вроде бы совершенно случайно об порог, я знаю, что это они постарались, когда у меня умирают золотые рыбки, который днем ранее замечательно плавали в своем круглом доме-аквариуме и радовались жизни, я знаю, кого винить в этом. но больше всего, до ужаса и дрожи я боялся, что они украдут что-нибудь действительно ценное. ребенка, например.
именно поэтому я не закрывал глаза ночью, пристальным взглядом скользя по пространству и охраняя тем самым покой маленьких детей. не знаю, зачем феям крохотные ребятишки, но совершенно очевидно, что они им очень нужны. зачем же иначе они тянули свои изящные ручки, прикрываясь опускающимися на землю сумерками, к детским кроваткам? в книжке было написано, что феи пьют кровь младенцев вместо вина, но это так банально и неправдоподобно, что даже думать об этом не хочется. скорее, они использовали кровь малышей для магических превращений в четвертой фазе луны, когда юпитер закрывает урану солнце.
в любом случае, были они, жаждущие детской плоти, и был я, готовый в любой момент соскочить и начать с неистовым отчаянием топтать нечисть, как тараканов. надеюсь, вы теперь понимаете, за что они меня ненавидят.
мне кажется, что даже когда я состарюсь, они продолжат наблюдать за мной, ища момент для мести. стоит мне лишь вспомнить о их существовании, как в углу возле шкафа слышится легкое шуршание и шепот. я живу достаточно высоко, чтобы быть уверенным, что это не мышь ванесса со своей семьей собралась на поиски еды, нет, это феи. они будут преследовать меня до самой моей смерти. ведь только сейчас я понял, что единственный ребенок, который им был так нужен, которого они желали всем своим сердцем размером с песчинку, и которого они готовы ждать еще столетия вперед, этот ребенок - я. поэтому я все еще боюсь закрыть глаза.

@музыка: Depeche Mode - Halo

@темы: вырванные страницы

18:36 

`til u deny
я почему-то абсолютно уверен, что все любят полароидные снимки, эти милые квадратики в белой рамочке.
в детстве мне очень нравилось брать этот огромный фотоаппарат и жать на кнопку, не особо всматриваясь в окошко. сколько же я кассет так растратил, даже представить страшно.
а потом мне даже начали нравиться эти случайные кадры, очень часто нечеткие, отрывочные, непонятные. рука с кружкой, половина головы без тела, глаз, или, например, край платья, погрызанные ногти, родинки на шее - все это, помещенное в белую рамочку, приобретает смысл.
в какой-то момент я понял, что люблю ловить улыбки, нежные, грустные, мягкие или напряженные, искренние. фотография крадет часть человека, и я стал отъявленным вором улыбок.
это было почти криминалом, почти выстрел и вы убиты. только гораздо интимнее - вспышка и вы принадлежите мне.



к моему несчастью стали популярны цифровые фотоаппараты, а я тогда не мог понять всей прелести мгновенных снимков.
достал сегодня старый полароид, повертел его в руках. судя по всему пленку для него нынче не найти.

@музыка: Vanessa Mae - Art Of War

@темы: вырванные страницы

22:38 

`til u deny
да, я все еще иногда стараюсь поговорить с ним. но разве это плохо? ведь он единственный когда-то помогал мне, учил, верил в то, что все у меня получится. как можно такое забыть?
его зовут оливер, ему тоже 20, он музыкант и просто удивительный человек. вы бы только слышали, как он извлекает из рояля целый новый мир! оли правда замечательный, честное слово.
я вам никогда не рассказывал, но в детстве я ходил в музыкальную школу. вероятно, все родители считают своим долгом отдать ребенка в музыкальную школу, чтобы потом выросшее чадо не упрекало их в том, что когда-то они не позаботились о его духовном воспитании. мои мама с папой не были исключением, поэтому два раза в неделю я послушно вникал в основы музыкальной грамоты.
я верил в волшебство, а что, как не музыка, может творить чудеса. поэтому я старательно сидел по несколько часов в день, мучая несчастное пианино. но публика, как же мне ее не хватало!
конечно, заставлять родителей слушать мое далеко не виртуозное, а если говорить откровенно, то вообще несносное музицирование было бы самым легким решением проблемы, но появился он.
да-да, в моей жизни появился оливер и сразу подарил столь недостающее мне внимание.
он мог часами слушать, как я упражняюсь, ругая за то, что неправильно ставлю руки или сутулюсь. зато и хвалил он от всего сердца, так хвалил, что я от счастья готов был взлететь под потолок.
оли мой ровесник, но я вам богом клянусь, что он был необычайно умен. он знал гораздо больше всех моих учителей вместе взятых. и играл он так, что меня бросало то в жар, то в холод. а когда я уставал, оливер говорил мне ложиться на диван, а сам играл мне грустные мелодии, которые придумал специально для меня. он играл до тех пор, пока я не проваливался в сон, а потом желал мне спокойной ночи и уходил.
я думаю, что он уходил, чтобы сделать еще кого-то счастливым, ведь я был не одним мальчиком в целом свете. но если бы на все была моя воля, я бы никогда его не отпускал.
в тот день, когда мы виделись в последний раз, он как-то особенно долго разъяснял мне мои ошибки, будто тянул время. а когда я лег и он вновь начал играть мне печальные мелодии, оли вдруг попросил меня не закрывать глаза. только сейчас, зная, что в тот день он исчезнет навсегда, я понимаю, что он не хотел, чтобы я засыпал, он пытался растянуть нашу последнюю встречу. и когда он произносил "спокойной ночи, алекс", я уверен на двести процентов, что он плакал, хоть он и бравый мальчишка. я бы тоже заплакал, если бы знал то, что он больше не придет.
я не искал его, чувствую, что это бесполезно. даже представить не могу, где он сейчас и кому помогает научиться играть на пианино, но как бы я хотел сказать этому счастливчику, как ему повезло с оливером. да, я бы обязательно сказал "старайся изо всех сил, ведь тебя учит самый талантливый из всех мальчишек этой планеты".
и грустно понимать, что мне бы ничего не ответили. ведь оливера нет и не было. он жил в моей голове.
но я осознаю, что несмотря на то, что прошло много времени, я бы многое отдал, чтобы вновь услышать те мелодии, написанные оливером специально для меня.
хэй, оли, я все еще сутулюсь и чертовски скучаю по тебе.

@темы: вырванные страницы

21:12 

хитроумен, как полено
когда мне было восемь, я собирал фантики от конфет. в моей коллекции были и обычные фантики от карамелек, и от вкусных шоколадных конфет, но больше всего ценилась, конечно, фольга от шоколадок. такая большая и до неприличия красивая.
а нужна она была всем для того, чтобы делать секретики. вы ведь знаете, наверно, что это такое?
ну если вдруг ваше детство не было осчастливлено такой замечательной штукой, как секретики, я расскажу вам про них.
нужно было вырыть ямку в укромном месте, положить фольгу, на нее выложить красивые камушки, фантики и всякие милые сердцу безделушки, а сверху закрыть стеклом и закопать.
естественно, весь сакральный смысл секретиков заключался в том, чтобы незаметно бегать к своему сокровищу с друзьями и, убирая землю со стекла, открывать им свой тайник, красочно сияющий среди пыли и сигаретных окурков.
у меня было целых 11 секретиков, можно даже сказать, что я был одним из самых крутых ребят нашего двора, и все девчонки хотели со мной дружить, надеясь, что я подарю им один из своих секретиков или разрешу разрывать их без меня.
мне нравилась девочка таня с двумя веселыми хвостиками и плюшевой собачкой лалой, у которой был оторван один глаз. в один день я решился и показал ей все свои секретики, и сказал, что теперь они наши, общие.
а на следующий день я обнаружил, что все мои тайники разрушены-разбиты-разграблены. оказалось, что девочка таня была такой же крутой секретчицой, как я, только в соседнем дворе. так конкуренция погубила все мои секретики и мою первую любовь))

@музыка: INXS - Afterglow

@темы: вырванные страницы

иногда я просыпаюсь другим человеком

главная