21:10 

Птица Сомненья
Мы погибли мой друг. Я клянусь, это было прекрасно!
Сегодня я узнала, что скоро еду в Москву.

Похоже, что она в меня влюбилась - иначе с чего бы ей меня звать так настойчиво по поводу и без?
В прошлый мой визит, в итоге оказавшимся крышесорванным и печальным, Москва старалась приобнять меня за плечи и как-то скрасить мое одиночество.
- Я тебя не люблю. Но мне плохо. Побудь со мной рядом, - цеплялась я за ее ветки метро, и Москва ласково улыбалась мне, весь день бродила со мной рядом, бок о бок, подсовывала под ноги верные улочки-ворота-подворотни-повороты-привораживала меня запахами кофе и холодом мороженого, лила за ворот рубашки воду, водила меня, переводила, довела до вокзала и даже показала каменного демона, точь-в-точь похожего на живопись Врубеля. Мол, ты же любишь Врубеля - смотри он есть у меня и в граните, и в стали отлитый, все как ты любишь.

А сегодня она мне звонит.

- Птица, - говорит, - приезжай в столицу, будем пить, веселиться, встречать знакомые лица. Езжай сюда, тут у нас новая игра, совсем как летом, я соскучилась, пора уже и встретиться наконец, долго ли ты от меня бегать будешь? Не убежишь, не улетишь, не уползешь, я найду тебя в самых темных закоулках, гулких, пылких. Помнишь шар, летящий в синем небе, красный от мороза, помнишь забытую розу, увядшую, отбросившую лепестки как копыта, помнишь раскаленные плиты гранита под голыми ногами, руками, игру с чужими волосами. Глазами ищу тебя, у меня есть твоя кровь в недрах лестницы, ведущей вниз, а может быть ввысь, к тому самому вокзалу, откуда ты уезжала.

Говорит и смотрит на меня своими жидкими золотыми зрачками.

- Едь сюда, у меня есть работа, приходи в четверг, пятницу, может в субботу, только приходи обязательно, обяжи меня, свяжи, накажи, заточи об мои ребра нож, только пальцы не трожь - смотри сколько в пальцах колец-монет, они такие же красно-оранжевые напросвет как солнце в зените, как пятак на глаз, как червонец, втоптанный в грязь.

Я отворачиваюсь, чтобы не видеть этих шальных козьих глаз.

- Ты, конечно, можешь остаться, мотаться по мокрым железным крышам, можешь менять адреса-голоса-даже собственное лицо топить в вине-неве, можешь дрожать под свинцовым дождем - мы подождем. Мы дождемся - я и мое красное золото, мы ведь ярче, сочнее твоей стали, мы стали теплее, сядь сюда, протяни свои руки к камину, не строй кислую мину, горькую тоже не надо. У меня есть кусок шоколада, молочного, как ты любишь.
Или тебе все-таки нравится, когда рожа похожа на квелую шпротину, зашоренную за решеткой летнего сада? Тебе это надо? Надо надежду лениво лелеять под ливнем на серой алюминиевой линии, смотреть в это пасмурное тучное небо, страдающее отдышкой, когда уже слишком много серого, грязи, мразей, беспричинных связей и быть ими схваченной за шкирку?

Она двигает густо напомаженными губами, пахнущими, на мой взгляд, слишком приторно.

- Приезжай, я тебя встречу, привечу, обогрею, укутаю шалью шею, не тем мерзким шарфом, который стелется за тобой, как крысиный хвост, а платком, сшитым из света звезд на кремлевской стене. Только не говори мне, что ты не приедешь. Не надо. Надо же как-то тебя порадовать. Хочешь я дам тебе в руки яблоко на золотом блю...

- Москва, я тебя не люблю.

@темы: Птичьи россказни

Комментарии
2013-03-31 в 21:22 

Смауг
Умерит любые амбиции священный костёр Инквизиции.
Очень хорошо. Слова подобраны точно, ложатся ровно, каждое на своём месте. Перечисление образов - сложная штука, но Вам оно удалось. Приятно читать.

2013-03-31 в 21:36 

Птица Сомненья
Мы погибли мой друг. Я клянусь, это было прекрасно!
опытный кролик, благодарю) рада, что пришлось по вкусу.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

иногда я просыпаюсь другим человеком

главная